партнеры
Понедельник 23 октября
Лента новостей
Культура

Дочь Апексимовой разделась ради искусства

Фото: пресс-служба Театра на Таганке
В Театре на Таганке состоялась премьера спектакля "Чайка. 73548". В главных ролях – худрук коллектива и ее дочь.
прочитано 1942 раза

Со дня первой постановки чеховской "Чайки" минуло более 120 лет. Осенью 1896 года, когда спектакль представили на сцене петербургского Александринского театра, никто и подумать не мог, как пьесу будут интерпретировать потомки.

ПО ТЕМЕ

Борис Акунин делал из нее гей-драму. Андрей Кончаловский представлял в виде салонной мелодрамы из глянцевого журнала. Джон Ноймайер пересказывал известный сюжет языком балета. Константин Богомолов создавал интимную семейную драму о нелюбви к другим и себе. Иосиф Райгельгауз ставил оперу и балет для драматических артистов.

Для худрука Театра на Таганке Ирины Апексимовой важно было не повториться, уйти от штампов и шаблонов. Спектакль, в котором она блистает в роли Аркадиной, назвали с иронией – "Чайка. 73548". По версии создателей, пьесу ставили именно столько раз.

Ирина Апексимова пригласила команду прибалтов: режиссера Дайнюса Казлаускаса, художника по костюмам Индре Пачесайте, художника по свету Дарюса Малинаускаса и композитора Игнаса Юзокаса. И они сделали спектакль, где главным действующим лицом стал Константин Треплев.

Фото: пресс-служба Театра на Таганке

Чеховский текст режиссером несколько препарирован, но реализован интересно. Например, почти все герои за время трехчасового действия падают навзничь, раскинув руки подобно чайке с подбитым крылом. А Заречная – воплощение новых форм, о которых так мечтал Чехов – вовсе раздевается догола и плывет прочь от рутины и предрассудков.

Фото: пресс-служба Театра на Таганке

В "Чайке" на Таганке появились новые оттенки и смыслы – спектакль получился не о нелюбви, а о "перелюбви". Каждый любит безумно и каждый в этой любви несчастен. Все любят не тех, и, кажется, никто не может быть счастливым. Настроение постановке задают стихи Треплева, с которых все и начинается. Конечно, у Чехова их не было. Однако здесь они звучат органично и являются своеобразным эпиграфом ко всему, что будет дальше.

Фото: пресс-служба Театра на Таганке

То и дело на сцене появляются призраки предков – и это тоже своего рода пролог к развязке. В финале, когда Треплев застрелится, возникнет его потусторонний седой дух – тот, кем Костя мог бы стать, его альтер эго. Между телом и духом стоит маленький портрет Чехова, как известно, не планировавшего, но ставшего знаменитым писателем. А вот Треплев хотел, но не смог...

Фото: пресс-служба Театра на Таганке

Словом, этот спектакль – о несбывшихся надеждах, несложившихся судьбах, о людях, не сумевших изменить свою жизнь. Впрочем, морализаторству здесь места нет.

Аркадина в исполнении Апексимовой – гениальная актриса, которая провалилась в главной роли – материнстве. Но ее за это не осуждаешь – так легка героиня. Она появляется то в кокетливой шляпке, то в пляжном костюме, смеется, играет...

Фото: пресс-служба Театра на Таганке

Роль Нины Заречной исполняет Дарья Авратинская. К ней приковано особое внимание – дочь худрука как-никак. Многие, конечно, вспомнят дуэт Маргариты и Анны Тереховых в фильме "Чайка" 2005 года. Но Дарье удалось найти особые краски в портрете героини.

В пьесе Чехова действие происходило в имении Сорина: то на аллее, то на площадке для крокета, то в столовой. Тут же весь мир – озеро с волшебной луной и мостками, где герои встречают и день, и сумерки, и утренний туман. Это озеро – символ вечности, о которой рассказывает Казлаускас.

"У зрителя есть возможность посмотреть на историю Треплева с перспективы вечности, которая в контексте вечной ночи то оживает теплыми, наполненными жизнью красками, то вновь погружается в холодный мир воспоминаний", – поясняет режиссер. И мы вслед за ним летим в пучину страстей...

комментарии