партнеры
Четверг
13 августа
Лента новостей
Культура

Парижская история Жюльет Бинош

прочитано 13487 раз

Тема Парижа как города всех влюбленных может считаться закрытой: в фильме "Париж, я люблю тебя" свое видение вопроса представили избранные иностранцы, в картине "Два дня в Париже" город показан глазами провинциала и, наконец, в новой работе Седрика Клапиша, названной исчерпывающе кратко "Париж", мы слышим историю из уст парижанина. Дни.Ру два дня следили за Седриком Клапишем в Москве.

ПО ТЕМЕ

Снимать Бинош - все равно что управлять гоночным автомобилем

Автор "Испанки" и "Красоток" приехал в российскую столицу открывать фестиваль французского кино, который в середине декабря стартует во Владивостоке и Хабаровске. Москве показали только фильм открытия - собственно, новое кинематографическое сочинение Клапиша о родном городе.

"Я родился и вырос в Париже, прожил там большую часть своей жизни, за исключением двух лет в Нью-Йорке. Когда я вернулся, то взглянул на Париж другими глазами, - принялся объяснять режиссер выбор темы своего последнего фильма. - Есть много фильмов о Париже, но мне казалось, что какая-то часть этого города ускользнула от взглядов режиссеров. В кино передавали ощущение иностранцев, ощущение провинциалов - у меня же ощущение парижанина". Высокий, одетый в темное и подчеркнуто непритязательное, с тронутой сединой бородкой и подвижными темными глазами, Клапиш и правда олицетворял собой образ типичного обитателя французской столицы.

"Париж" - это фильм, который говорит о смерти, но так, чтобы захотелось жить", - охарактеризовал режиссер свою новую работу со старым главным героем: 34-летний Ромен Дюри был открыт Клапишем еще в далеком 1994 году и с тех пор успел перекочевать уже в пятый его фильм. С другой главной героиней - обладательницей "Оскара" Жюльет Бинош - режиссер работал впервые. Свои ощущения на этот счет Клапиш описал так: "Снимать Бинош, одну из лучших актрис современного кинематографа, все равно что управлять гоночным автомобилем. Она актриса, которая не хочет жульничать в своей работе".

Не нужно бояться штампов - нужно уметь с ними работать

Следующим днем во ВГИКе Клапиш рассказывал будущим кинематографистам, почему стал режиссером. 12-летний Седрик, оказывается, увлекся сначала фотографией и только потом - кино, однако, однажды подсев на этот вид искусства, уже не мог остановиться, запоем смотрел фильмы и, как следствие, принялся учиться снимать.

Он также объяснил, почему сам пишет сценарии для своих фильмов - чтобы никого не обидеть. Клапиш сообщил, что обычно выкидывает больше половины сценария, и в этой ситуации всякий сценарист со стороны обязательно бы "зачервился". "Это в Америке сценарист - отдельная профессия, а во Франции большинство режиссеров сами пишут сценарии", - уточнил он.

Режиссер признался, что в своем "Париже" изначально не хотел снимать исхоженные туристами шаблонные места, но затем ему в голову пришла простая мысль: не нужно бояться штампов - нужно уметь с ними работать. И в фильме появилась и Эйфелева башня, и Монпарнас, и Монмартр. Клапиш вместе с художницей вооружались цифровыми фотоаппаратами и собирали город по кадрам, разбавляя снимки вырезками из журналов.

Несколькими часами позднее, прибыв на премьеру "Парижа", Клапиш неожиданно заговорил по-русски. "Здравствуйте, - сказал режиссер собравшимся в "Формуле Кино Европа". - Я очень хорошо говорю по-русски". На этом его словарный запас иссяк, и Клапиш перешел на родной ему (и некоторым гостям) французский. Из Москвы режиссер отбыл с фигурной бутылкой янтарного коньяка и не покидавшим его во время визита в Россию чувством "экзотичности".

Увидеть Париж - и жить дальше

"Париж" по Клапишу - тот же путеводитель, только с изнаночной стороны: здесь есть все достопримечательности, но зрителя проводят черным ходом - он видит не здания и памятники, а истории прохожих. На подобную интонацию иногда сбивались авторы "Парижа, я люблю тебя", однако сыгранный на 20 противоречащих друг другу манер, фильм так и остался полусобранным паззлом.

В "Париже" режиссер играет выбранную мелодию до конца, и она, пусть и не такая запоминающаяся, как те же "Шербургские зонтики", передает атмосферу города, открывающуюся тем, кто, позабыв о путеводителе, начинает банально смотреть по сторонам. Сидящая на Монмартре в обнимку с бедным студентом красотка скрашивает своими прелестями серые будни профессора. Поднявшийся на Монпарнас рыночный торговец пускает по ветру пепел погибшей возлюбленной. Пасмурный Париж отдает сыростью и прохладцей - таковы и его обитатели: солнечная улыбка приветствия - на поверку лишь приобретенная с молоком матери привычка.

История, разбитая на пересекающиеся новеллы, панорамные и крупные планы, рассказанная неспешно и держащаяся на внутренних эмоциях, заставляет проживать несколько хмурых дней в сердце Франции как свои собственные. Париж оживает преимущественно глазами матери-одиночки (Жюльет Бинош), в который раз ищущей на улицах города свою историю любви, и ее брата, бывшего танцора, чье сердце из кадра в кадр все реже и реже бьется (Ромен Дюри). В финале герои растворяются - как будто утомленный наблюдатель вдруг упускает свой объект из внимания и в поле его зрения возвращается общая картинка.

От фильма Клапиша нет ощущения шедевра, но есть приятное, хотя и горьковатое послевкусие. Как после путешествия, которое закончилось, едва успев начаться. Побродить по улицам "Парижа", не покидая пределов Москвы (или другого российского города), можно с 4 декабря.

комментарии

Ответить:

ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ