партнеры
Пятница 14 декабря
Лента новостей
Культура

Отвоевать пространство литературы

Арслан Хасавов. Фото: личный архив автора
Дни.Ру продолжают литературную колонку, и сегодня мы публикуем интервью с талантливым российским писателем Арсланом Хасавовым, в этом году в очередной раз претендующим на литературную премию "Дебют". Чеченский писатель рассказал о причинах, побудивших его заняться литературой, независимом характере, влияющем на творчество, эхе сирийской гражданской войны и участии Дмитрия Медведева в его судьбе.
прочитано 2543 раза

Кто Вы по профессии? По образованию я востоковед-африканист. О том, чем мне приходилось заниматься, в несколько утрированной форме можно прочитать в рассказе "Ассистент Стивена Сигала". Последние пару лет я занимался связями с общественностью в крупной телекомпании, до этого вел литературную рубрику на радио "Маяк", сейчас работаю в школе, и пока это самое интересное в плане эмоциональной отдачи из того, что мне приходилось делать.

ПО ТЕМЕ

Что побудило Вас заняться литературой? Мне всегда хотелось заниматься чем-нибудь осмысленным, кроме того, я всегда испытывал потребность в самовыражении.

С какими издательствами и журналами Вы предпочитаете сотрудничать и почему? Я, как, пожалуй, и всякий молодой автор, стремлюсь сотрудничать с "толстыми" литературными журналами. Основной мотив – профессиональная редактура, сохранившаяся в этих изданиях. Если же говорить об издании целой книги, то это прежде всего редакция Елены Шубиной в АСТ и редакция современной русской прозы под руководством Юлии Качалкиной в "Эксмо".

Вы считаете себя чеченским или российским писателем? Я никогда не определяю себя писателем: мне гораздо ближе слово "литератор". Писатель же, на мой взгляд, это титул, который можно заслужить только спустя годы упорного труда, имея за спиной определенный ряд значимых текстов. Что касается географической привязки, то настоящая литература наднациональна.

Уместно ли говорить о том, что в России сложился независимый издательский книжный рынок? Я мало знаю о независимом издательском книжном рынке России. Первую скрипку, как, пожалуй, и в любой другой стране, здесь играют крупные издательства.

Однажды Вы сказали: "Для того чтобы быть в обойме, нужно все время делать что-то новое". И вот Вы снова в обойме премии "Дебют". Чем Вы объясняете такую постоянную успешность? Много талантливых ребят занимается литературным творчеством: часть из них заявляют о себе на премии "Дебют", кто-то ездит на ежегодные Форумы молодых писателей в Липках. Так, в ходе скрупулезного многоступенчатого профессионального отбора, и выявляются новые имена, на которые стоило бы обратить внимание.

Почему Вы вновь и вновь участвуете именно в этом литературном конкурсе? Во-первых, "Дебют" – самая престижная литературная премия для молодых авторов на всем постсоветском пространстве, а во-вторых, я, как видно, человек достаточно целеустремленный. Бывают счастливчики, получающие все и сразу, но мой путь в финал оказался достаточно тернистым: я попадал в лонг-листы "Дебюта" в 2008, 2009 и 2011 годах. Оглядываясь назад – на калейдоскоп событий и людей, с которыми я с тех пор познакомился, я понимаю, что преждевременно выданный аванс может отбить желание работать дальше, а попытки соответствовать обретенному статусу сковывают творческие поиски. Потратить миллион – дело нехитрое, но потом настанет новый день, и снова ты один за столом, придвинутым к окну.

После первого участия в "Дебюте" Вас пригласили представлять Россию на Международном книжном фестивале в Эдинбурге. Чем запомнилась та поездка, что полезного Вы извлекли из нее? Главным впечатлением от этой поездки, пожалуй, стало знакомство с переводчиком Арчем Тейтом, который впоследствии заинтересовался моей прозой. Ранее он переводил на английский тексты Людмилы Улицкой и Анны Политковской, а в 2012-м сделал великолепный перевод моей дебютной книги.

Когда Вам удалось добиться литературного признания, в Ваш адрес прозвучали очень нелицеприятные высказывания со стороны чеченских чиновников. В феврале 2011 года на Вас напали в центре Москвы. Кто стоял за тем нападением? Я не хочу вдаваться в подробности того дела. Скажу только, что лично для меня этот вопрос снят с повестки дня. Мне жаль тех, кто стоял за этим нападением. Они основательно подпортили себе карму и будут расплачиваться за это всю жизнь. Что касается Чечни, то я очень люблю там бывать и всякий раз не устаю восхищаться стойкостью, несгибаемым духом и оптимизмом жителей республики. Грозный – один из моих любимых городов, в нем я чувствую себя как дома, а поездка в высокогорные Веденский и Итум-Калинский районы стала одним из самых сильных впечатлений в моей жизни.

Чем закончилось уголовное разбирательство? Я благодарен тем, кто помог мне в этом деле, – Сергею Филатову, главе Совета по правам человека при президенте Михаилу Федотову, президенту Фонда защиты гласности Алексею Симонову, многим другим, кто словом и делом участвовал в разрешении этого вопроса. Определенную поддержку мне оказал и Дмитрий Медведев, к которому я имел возможность обратиться лично.

С чем Вы связываете то нападение? Это длинная история, к эпизодам которой было бы глупо сейчас возвращаться.

Однажды Вы сказали, что пишете о Чечне "неподобострастно". Можете пояснить, что это значит? У меня независимый характер, и это не может не находить своего отражения в прозе и уж тем боле в эссеистике.

Вы учились, а затем приехали в Сирию как журналист. Чем Вам запомнились эти поездки? Сирия – великолепная страна, где живут добрые отзывчивые люди, которые в силу геополитического конфликта оказались втянутыми в хаос гражданской войны. Один из разделов моего сборника эссе "Отвоевывать пространство", претендующего на "Дебют", посвящен этим впечатлениям.

Что изменилось за прошедшие годы? Для въезжающих в страну все изменилось довольно кардинально – начиная со сложностей, возникающих при пересечении границы, и заканчивая возможностью похищения или даже убийства.

Откуда и куда Вы идете в своем творчестве? Я мог бы попытаться ответить, но разбираться с этим, скорее, должны читатели и критики.

Каким Вы видите себя через десять лет? Человеком, не зарывшим свой талант в землю. В идеале через десять лет хотелось бы видеть себя профессиональным писателем.

Может ли молодой российский писатель зарабатывать исключительно литературой? Я, честно признаться, даже не слышал, чтобы кому-то это удавалось. Зарабатывать исключительно литературой могут себе позволить писатели старшего поколения, написавшие определенное количество постоянно переиздаваемых книг.

Судя по данным Российской книжной палаты, количество публикуемых в нашей стране книг с каждым годом сокращается. Как Вы думаете: россияне действительно стали меньше читать? Без сомнений! Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям ежегодно публикует отчет о книжном рынке России – депрессивное чтение, надо признаться.

У молодежи пропал интерес к литературе? Интерес к литературе падает и среди молодежи, но на "Дебют", к примеру, ежегодно присылают по 50-60 тысяч рукописей. Меня также вдохновляют тексты ребят, приходящих на встречи литературной студии НИУ "Высшая школа экономики", которую я возглавляю. Несмотря на порой очень юный возраст, они не боятся писать на глубокие темы и делают это достаточно профессионально.

Не так давно в нашей стране приняли закон, обязывающий ставить возрастные ограничения на книги. Следом последовал закон, запрещающий мат в театральных постановках. Как Вы оцениваете эти законодательные инициативы? Что это – проявление цензуры или попытка общества защититься от "аморальщины"? Запрещать, конечно, ничего не стоит, тем более когда дело касается искусства. Тем не менее я скорее поддерживаю закон, обязывающий ставить возрастные ограничения на книги, афиши культурно-массовых мероприятий и т.д. Мне кажется, что человек, планирующий свой досуг, имеет право заранее знать, может ли он поделиться этой книгой с близкими ему людьми или пригласить на постановку или фильм девушку. А когда о наличии нецензурной лексики и откровенных сцен узнаешь уже в процессе, то это может вызвать, мягко скажем, определенный дискомфорт.

Вы можете назвать самых талантливых, по Вашему мнению, молодых российских писателей, которых непременно стоит прочитать? Если говорить о молодых писателях старшего поколения, то это Сергей Шаргунов, Захар Прилепин, Роман Сенчин, Герман Садулаев, Александр Снегирев, Валерий Айрапетян. Из моих ровесников я бы назвал Алису Ганиеву, Евгения Алехина, Игоря Савельева, Ольгу Брейнингер, Агату Рыжову. Ряд можно продолжать.

В Италии бытует традиция: первое место в списке самых продаваемых авторов всегда отдается Данте Алигьери и его "Божественной комедии". А если бы в России существовала такая традиция, то какая книга была бы достойна первого места? "Герой нашего времени" Лермонтова.

Что бы Вы посоветовали начинающему писателю? Больше читать, причем произведения не только классиков, но и своих современников. Ну и помнить, что удача любит не только смелых, но и трудолюбивых.

комментарии