партнеры
Среда 16 августа
Лента новостей
Культура

Ингеборга Дапкунайте поразила тайным темнокожим ребенком

Ингеборге Дапкунайте. Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС
В Театре Наций состоялась премьера спектакля "Цирк". Знаменитая комедия превратилась в жутковатую клоунаду.
прочитано 4903 раза

Максим Диденко славится своим нестандартным подходом к классике. Он умеет ее переосмыслить, превратить в яркий перформанс. В завершающемся театральном сезоне на столичных площадках шли поставленные им иммерсивное шоу "Черный русский" и спектакль "Идиот" с Ингеборгой Дапкунайте в роли князя Мышкина. Теперь актриса блистает в "Цирке", поставленном Диденко в Театре Наций.

В основе – одноименный фильм Григория Александрова 1936 года, в котором играла Любовь Орлова. Диденко всем известную историю про то, как руководство советского цирка готовит альтернативный американскому аттракцион "Полет на Луну", переосмысливает. И ставит спектакль в жанре "ретрофутуризма" – его действие происходит в условном будущем, которое придумали в далеком прошлом.

На огромном экране – виды Москвы, какой ее представляли в начале советской эпохи, знакомые по эскизам Щусева, Чечулина и Иофана, но так и не реализованные сталинские павильоны станций метро, дирижабли, огромный Дворец советов со статуей Ленина на крыше... Образ Ленина есть и в спектакле. Директор цирка Людвиг Осипович хотя и с синими волосами и бородой, но все равно по манере говорить, цитатам про необходимость расстреливать через одного интеллигенцию и жестам можно легко понять, что намекает Диденко на Владимира Ильича.

Тот, в свою очередь, цитирует  Владимира Владимировича. Маяковского, Маяковского, конечно – в далеком прошлом люди были еще не столь прозорливы. Вообще, спектакль полон аллюзий, отсылок, цитат, которые интересно угадывать. Хотя все здесь гипертрофировано, нарочито – от Луны и собак до знаменитой песни Лебедева-Кумача "Широка страна моя родная", которая с другим гармоническим рядом совсем далека от привычного мажорного марша. А еще здесь все контрастно – карлики и двухметровый антрепренер Франц фон Кнейшиц (Сергей Епишев), ослепительная блондинка Марион Диксон (Ингеборга Дапкунайте) и ее темнокожий сын (Махиб Гладстон). 

Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС

Несомненное достоинство этой постановки – визуальный ряд, который создала на сцене лауреат "Золотой Маски" Мария Трегубова. Она придумала причудливый, удивительный мир, в котором доминирует синий цвет. И помогла режиссеру показать на одной сцене все передовое, что есть в сегодняшнем театре. Эдакая выставка достижений. Видеосъемка крупных планов актеров и прямая трансляция на экран, подвижные механизмы, благодаря которым можно летать над сценой, да еще и переворачиваться, гигантские, занимающее весь объем сцены буквы, складывающиеся в письмо американской звезды русскому конструктору-любителю Шурику Скамейкину – режиссер удивляет каждую минуту. 

Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС

В результате получился не столько спектакль, сколько почти двухчасовой яркий перформанс "по мотивам", дорогой постмодернистский арт-проект. И это не комедия, как фильм Александрова, а жутковатая клоунада в цирке. При этом цирк же, по версии Диденко, – это "Центр Изучения Русского Космоса". Изучать его, конечно, мешают происки проклятых капиталистов. Но все образуется – ракета улетит на Луну, Марион и ее маленький темнокожий сын найдут в СССР свою новую Родину и любовь. И все будет "шик-блеск-красота, трула-ла, трула-ла", – как поют в конце герои спектакля. 

комментарии