партнеры
Вторник
15 июня
Лента новостей
Дни.ру
1
5
4.7
96
info@dni.ru
+7 (495) 530-13-13
ООО «Дни.ру»
235
35
Культура

Жестокие игры российских школьниц

прочитано 45807 раз
Отгремели Канны. Тихой сапой прошел "Киношок". Пролетело "Завтра". О "надежде русского кинематографа" - как ее окрестили во Франции - Валерии Гай Германики сегодня не слышал только ленивый. Кто она такая, теперь может по тысяче ссылок в Сети полюбопытствовать любой желающий. Что же такое ее фильм "Все умрут, а я останусь", в рубрике "КИНОПРОБЫ" поведают Дни.Ру, побывавшие на премьере фильма. О чем: Кате (Полина Филоненко) 14, у нее умерла бабушка, и который день в доме накрыт поминальный стол. Папа-тюфяк (Алексей Богдасаров) и ко всему индифферентная мама (Ольга Лапшина) одаривают Катю десятком тумаков, стоит ей явиться пред их очи. После школы Катя и ее подруги-ровесницы Жанна (Агния Кузнецова) и Вика (Ольга Шувалова) скидываются на конфеты. Жанна транжирит деньги отца и выдумывает истории про знакомых. Вика витает в облаках и делает круглые глаза, заслышав о любом проявлении вольнодумства. Вместе они хоронят Жанниного кота и мечтают о смерти родителей. Грядет школьная дискотека, и разговоры в стиле "мементо мори" сменяются болтовней о мальчиках и шмотках. Чтобы помочь Жанне ответить урок, Катя его срывает, и все втроем девочки сбегают из класса. В коридоре они клянутся в верной дружбе и любви друг к другу, "пока не повзрослеют". На следующий день обнаруживается, что из-за выходки Кати дискотеку могут отменить, а вместе с нею и все только что данные клятвы.

В этом году пришел черед пугать жюри Канн и великовозрастных дам и господ – этим довелось лицезреть девочек пубертатного возраста, теряющих совесть, честь и всякую связь с более старшим поколением

Что новенького: В уста артистов вложены речи дворового толка, и это тот уникальный случай, когда диалоги не шиты белыми нитями, а при взгляде на участников беседы не складывается впечатление, будто после каждой нецензурной фразы профессиональный актер сломя голову бежит мыть рот с мылом. Где-то мы это уже видели: На танцы постоянно собираются персонажи подростковых комедий вроде "Американского пирога" или "Лихорадки в субботу вечером". Правда, более старые фильмы овеяны романтикой, а в более свежих герои константно одержимы идеей поскорее заняться с кем-нибудь сексом. Фильмы из этой серии: "Чучело" Ролана Быкова (1983), "Покажи мне любовь" Лукаса Мудиссона (1998), "Зло" Микаэля Хафстрема (2003), "Класс" Ильмара Раага (2007). #{video} Лист кинорелизов строится по схеме "название кино - жанр". Просмотрев с десяток пунктов, невольно заостряешь внимание на строчке с фильмом "Все умрут, а я останусь" – напротив нее вместо слова "жанр" красуется "Валерия Гай Германика". Режиссер картины стала сама себе жанром: год назад она напугала фестивальное жюри "Кинотавра", заставив дам в кожаных ошейниках жарить куриные грудки. В этом году пришел черед пугать жюри Канн и великовозрастных дам и господ – этим довелось лицезреть девочек пубертатного возраста, теряющих совесть, честь и всякую связь с более старшим поколением. Те, кто назвал фильм жестким, посчитали, что установка на потрясение и была главной целью Германики. После просмотра они имели любезность ознакомиться с некоторыми интервью, чтобы обзавестись полноформатной, так сказать, картинкой. А так как единственное, что бросается в глаза, это обилие жаргонизмов и имя персонажа тинтобрассовского "Калигулы", выводы о творчестве и личности Германики делаются непривлекательные. В детстве многие девочки делали так называемые секретики: фантики и блестящие бусинки прятались под осколок стекла, и вся эта красота закапывалась в землю до лучших времен. Если позволить себе немного пофантазировать, можно представить, в какие цвета окрасили бы этот эпизод великие режиссеры минувшего столетия. Любимый режиссер Германики Элем Климов: лесистая местность, пятилетняя девочка неверными движениями пальцев закапывает в землю "секретик". Год спустя те же руки, но измазанные перегноем, откапывают "секретик". Костяшки пальцев сбиты и стерты в кровь, фантики все так же блестят фольгой. Непонятый, но постигаемый Германикой Тарковский: сумерки, мокрая земля, с листа дерева в разжиженную почву падает грязная капля. Чьи-то бледные руки погружаются в прозрачную лужу и достают оттуда фантик. Вода становится мутной. В ней отражаются звезды. Тинто Брасс, сказочный герой Германики: женские руки отряхивают от земли какую-то бумажку. На бумажке написано: "Обернись, Мария!" Крупный волосатый мужчина тянет свои лапищи к женщине. От испуга и вожделения она ранит пальцы стеклом, стонет от боли и останавливает кровь губами. Германика: девичьи пальчики с обгрызанным лаком на ногтях распрямляют на земле мятую этикетку из-под жвачки "Принцесса". В заранее вырытую ямку девочка осторожно складывает свои трофеи: фантик, жеванную жвачку и использованный презерватив. Прикрывает осколком донышка водки и закапывает "секретик". Издалека доносится развеселая попсовая песенка. Как определить жанр фильма, снятого режиссером, имеющим свой собственный почерк?.. Принято считать, что современное кино – субстанция эпатирующая и как минимум бессмысленная. Как максимум, кино в современности попросту не существует. Посередине – некая постмодернистская традиция, балансирующая между картинами Гаса ван Сента и пародийными скетчами. Куда вписать творение Германики осторожный кинокритик не знает, поэтому сама Валерия определяет свои фильмы как "честные". Документальное кино, по ее словам, денег не приносит, игрового кино, вошедшего в список номинантов на последний "Оскар", не смотрит. Картинку для Германики выстраивает Алишер Хомидходжаев – оператор германовского "Бумажного солдата", лауреата Венецианской Мостры. Сценарий к фильму пишут театральные драматурги Юрий Клавдиев и Александр Родионов. Артисты в кадре играют сами по себе. Музыку Валерия называет "костылями", необходимыми в случае, если подкачал видеоряд, и поэтому герои слушают "свою" – в данном случае нетленки Ромы Зверя. Так что сама Германика, вроде бы, к фильму отношения не имеет никакого. Вот и выходит каша из топора – самая настоящая, вкусная и честная. Иван Дыховичный, режиссер: Фильм волнует, не могу смотреть равнодушно - он соответствует моему отношению к людям. Я не могу быть сентиментальным и слезливым – я только могу людям сочувствовать. Когда человека унижают и не понимают, он не может найти обстоятельств, которые бы его утешали. Здесь есть главное - желание людей жить достойно, чтобы они себя чувствовали людьми. Лера это точно чувствует – меня это тронуло и задело. Она строга к своим героям, но любит их. Чувствует себя таким же человеком как они, не отделяет себя от людей. И потому, что она художник, снимает об этом фильм. Артур, зритель: Это фильм о постыдных вещах, знакомых с детства каждому нормальному человеку, поэтому смотреть его немного смешно, немного обидно, где-то даже, пожалуй, больно. Сперва хотелось назвать эту картину облагороженным аналогом норвежского Fucking Amal, но слово "локализованный" подойдет лучше, так как обилие исконно русского засранства вряд ли позволит в полной мере оценить эту картину иностранным зрителям. Коля, зритель: Девочка молодец - вспомнил свой 8-й и 9-й класс. Видно, что много вложено и что она это все знает - с толком снято. О месте фильма в мировом кинематографе судить не могу, но на данном этапе Германика сделала все как надо.

ЧИТАЙТЕ "ДНИ.РУ" В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

комментарии

Ответить: