партнеры
Среда 11 декабря
Лента новостей
партнеры
Политика

Обманутые вкладчики Болотной

прочитано 13980 раз
Болотная площадь, ставшая символом современного российского протеста, в итоге оказалась политическим аналогом финансовой пирамиды МММ. После признательных показаний оппозиционера Константина Лебедева, стало известно, кому досталась вся политическая и экономическая выгода от "болотных" маршей. Простые участники и крупные инвесторы, вложившие в протест свои силы и деньги, в итоге оказались проигравшими. "Всякая копейка священна" Константин Лебедев был признан одним из организаторов беспорядков на Болотной площади 6 мая и был приговорен судом к 2,5 годам колонии. Лебедев заключил сделку со следствием и во всех подробностях рассказал, кто, как и на чьи деньги организовывал протестные акции в России. Оппозиционер подтвердил достоверность видео-записи, показанной в документальном фильме НТВ "Анатомия протеста-2", где он сам, Сергей Удальцов и Леонид Развозжаев обсуждают с пpeдcедателем Кoмитeтa пapламента Гpyзии по oбopoнe и безопасности Гиви Tapгaмaдзe подготовку массовых беспорядков в России, оккупацию городов и проведение терактов.

Они просто потихоньку перестают ходить на акции, меньше пишут гневных сообщений в социальных сетях и постепенно разочарованно отходят от протеста

Лебедев познакомился с Таргамадзе в Украине, во время "оранжевой" революции. Затем Лебедев организовал встречу своего нового грузинского коллеги, Леонида Развозжаева и Сергея Удальцова. В итоге Таргамадзе, через созданное Лебедевым движение "Смена", начал финансировать "болотную оппозицию". Как ни странно, оппозиционеров не смущало, что они получают грузинские деньги. "Для меня все было просто. Всякая копейка на борьбу с режимом священна", – говорит Лебедев. Не смущало их и то, что переговоры велись в пьяном угаре. Первая встреча российских оппозиционеров и Таргамадзе, по словам Лебедева, состоялась в марте 2012 года. "Приехали, познакомились, выпили. Попытались написать какую-то смету, но уж пьяные были", – рассказывает Лебедев в интервью журналу "Власть". Во время следующей встречи, в Литве, оппозиционеры и их грузинский спонсор выпили "26 бутылок вина вчетвером". А затем решили срочно поехать в Минск. "За руль садится пьянющий посол Грузии в Литве, который с нами эти бутылки и пил. И на скорости 140 км в час мы летим до границы. Там садимся в другую машину с дипномерами, уже, видимо, посла Грузии в Белоруссии. На ней приезжаем в квартиру, начинаем добухивать. Серега (Удальцов) с Леней (Развозжаевым) приехали на следующий день, и мы начали пить все вместе. Когда летели назад, я, сильно пьяный, в аэропорту боялся, что сейчас нас с Серегой кто-то на фотоаппарат заснимет. Стюардессы в ужасе были, я молился, чтобы они его не узнали", – описывает Лебедев будни борцов с режимом. "Гиви хотел от нас беспорядков" Сначала было решено, что оппозиционеры будут получать от Таргамадзе 35 тысяч долларов в месяц. "Передавали деньги траншами мне: покупал в переходе метро телефон с симкой, узнавал время и место встречи, показывал пришедшему человеку паспорт и получал деньги в конверте", – говорит Лебедев. После беспорядков на Болотной площади денежное довольствие было увеличено: "После 6 мая мы получили $90 тыс. На эту сумму были куплены машины Развозжаеву и Насте Удальцовой. Еще ушли на листовки, около 70 тыс. рублей каждый тираж, флаги, расходы на штаб, Леня там набрал команду. Поездки, – рисует финансовую схему Константин Лебедев. – В кабаках я платил из остатков. Вообще деньги всегда хранились у меня". Последний транш в 42 тысячи долларов был получен в августе. "Гиви хотел от нас беспорядков - хоть каких-то. Они нам говорили: "Вы сейчас хорошо поработаете, а мы вам поездку в Лондон устроим и денег на вашу партию", – объясняет Лебедев, за что грузинский политик платил деньги российским оппозиционерам. – "Наше сложное финансовое положение вынуждает нас обращаться к людям, которые в другой обстановке являлись бы нашими врагами. А стали тактическими союзниками". Константин Лебедев не знает, от кого на самом деле шли эти деньги. Но сомневается, что схема заканчивалась на Гиви Таргамадзе. "Гиви мне уверенно говорил, что половина миллиона у него уже есть. И что у него есть надежная связь через Березовского с беглыми бизнесменам, звучала фамилия Бородина и еще какая-то, уже не помню, у меня даже визитка была. Бородин якобы обещал собрать всего десять миллионов. Ехать втроем в Лондон разговаривать о деньгах мы планировали с августа, все переносили, ну а потом нас арестовали", – говорит Лебедев. "Ребята, по-другому не бывает" После публикации этого признания, один из самых ортодоксальных оппозиционеров, Рустем Адагамов написал: "Если то, что написано в интервью Лебедева Коммерсанту правда, то ну его нахрен такой "протест". Они подставили тысячи честных людей. Тьфу". Однако сам Лебедев с этим не согласен. "Когда нас упрекают, что мы подставили честных людей, то мне хочется ответить: ребята, по-другому не бывает. Подпольная работа и фандрайзинг – часть жизни оппозиции. А вам знать об этом не обязательно", – заявляет осужденный организатор беспорядков. В свое время оппозиция придумала нетривиальный ход, как вовлечь людей, увеличить их сопричастность ко всему происходящему в протестном движении. Объявив себя "честными, а потому бедными", лидеры Болотной кинули клич: возьмем власть общими усилиями, по рублю соберем деньги с несогласных, сами оплатим свои акции. Был открыт электронный кошелек, которым заведовала журналист Ольга Романова. И люди действительно почувствовали сопричастность. Они - простые участники - вложили в этот протест не только личное время, свою энергию и силы, но и кровно заработанные деньги. Этот прием помог поверить, что никаких иностранных денег в российском протесте нет. Параллельно Ольга Романова очень убедительно рассказывала о том, как расходуются собранные с народа средства: оплачена сцена для митинга, установлены усилители звука, заказаны туалеты. Людям казалось, что они вершат историю. Сами, не по чьей-то указке, за свой счет. "Меня никто на улицу не выводил, я вышел сам", – утверждали они. И искренне верили в это. Банкротство протеста Вложившись в протест, люди еще долго не могли признать, что их банально обманули. Большинство и сейчас еще не готовы произнести это вслух. Они просто потихоньку перестают ходить на акции, меньше пишут гневных сообщений в социальных сетях и постепенно разочарованно отходят от протеста. Надо полагать, организаторы собирали с людей деньги не столько для того, чтобы обогатиться. Хотя и этот мотив, наверняка, присутствовал. В конце концов, если на деньги Таргамадзе, выделенные на акции, покупать машины, то на сами акции много не останется. Но основной смысл сбора денег – удачный политтехнологический прием. Сейчас примерно по той же схеме действует телеканал "Дождь", объявив о сборе средств на авторскую программу Леонида Парфенова. При этом недавний скандал с Дмитрием Гудковым, лоббировавшим интересы крупного застройщика, показал: у Парфенова есть серьезный спонсор – как раз тот, который хочет снести исторический центр Москвы и построить коммерческие здания. Были и другие вкладчики Болотной – крупные бизнесмены, инвестировавшие в протест ради того, чтобы добиться смены власти и получить рычаги управления в свои руки. Они также потратили миллионы долларов на подготовку протестных акций, политическую рекламу, запуск оппозиционных газет и телеканалов. Эти люди пытались делать бизнес на политике и рассчитывали на прибыль. Они инвесторы, а не благотворители. Но и они оказались в этой ситуации "в минусе". Деньги потрачены, а результата нет, и не будет. В итоге проиграли все, кто внес свой вклад в "болотную" оппозицию. Простые люди, участвовавшие в протесте ради своих убеждений, чувствуют себя обманутыми и использованными. Крупные инвесторы лишились и денег, и перспектив. А лидеры, которые, по признанию Лебедева, получали и финансовую, и политическую прибыль, оказались под судом.

комментарии

Ответить:

ИЛИ ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ