партнеры
Суббота
12 июня
Лента новостей
Дни.ру
1
5
4.7
96
info@dni.ru
+7 (495) 530-13-13
ООО «Дни.ру»
235
35
Культура

Героя нашего времени спасло воровство

прочитано 7382 раза
Одним из гостей фестиваля "Арткино" стал победитель "Кинотавра-2008" Бакур Бакурадзе, чей фильм "Шультес" вызвал столько положительных отзывов, сколько и скепсиса. О том, где черпает сюжеты для своих картин грузинский режиссер, рассказывают Дни.Ру, побеседовавшие с Бакурадзе. - Как вы относитесь к фестивалю, как вы здесь оказались?
- Я, на самом деле, мало знаю об этом фестивале, к сожалению, но то, что я о нем знаю, заставляет меня относиться к нему крайне положительно. Он имеет независимость. Здесь много знакомых – фестиваль привлек внимание кинематографистов, маститых кинематографистов. Я очень надеюсь, что из этого может что-то интересное получиться, и это будет иметь дополнительный стимул для молодых. Тем более что он существует в рамках киноклуба "Арткино". Фестиваль - для многих единственная возможность заявить о себе. - Смогли бы вы использовать какой-то материал в качестве зарисовок к своему будущему фильму?
- Навряд ли. Планы на будущую картину есть, но, как всегда, они непростые, сложные. Честно говоря, мне нелегко ориентироваться, отталкиваясь от чего-то такого. Через себя подобные вещи я не пропускаю.

Люди, пришедшие посмотреть кино, должны иметь возможность видеть не только какой-то вымышленный мир, но и себя сопоставлять с тем, что они увидели на экране

- После "Шультеса" говорили ли вам, что кино слишком натуралистичное и вы слишком сильно пропустили сюжет через себя?
- Говорили, да, но не указывали, отвергает ли это или привлекает. Мне кажется, что современное кино вообще очень сильно тяготеет к реализму, реалистичности. Я не очень согласен, что "Шультес" к этому типу картин относится. Я хотел бы, чтобы так было, и пытался таким его сделать, но во многом, мне кажется, это не совсем получилось. Тем не менее то, что вышло, я считаю, что это интересно, современно. Люди, пришедшие посмотреть кино, должны иметь возможность видеть не только какой-то вымышленный мир, сказкообразные сюжеты, но и себя сопоставлять с тем, что они увидели на экране. Чувствовать, что мир в кино создан ими, что он находится рядом с нами, касается нас или может коснуться. - Шультес – это какой-то реальный человек или типический характер?
- Именно такого человека я в своей жизни не встречал, но встречал очень много людей, которые имели те или иные качества этого персонажа. Я подумал, что может существовать человек с подобным набором качеств. Собственно говоря, он олицетворяет в какой-то мере современную жизнь в большом городе. - В вашем фильме остра тема одновременного существования настоящего, прошедшего и будущего, тема безвременья даже – начиная от амнезии героя и того, что на его полках хранится прах только что умершей жены и кубки за спортивные победы. Для чего это сделано?
- Это очень сложный вопрос, довольно скользкий, на него коротко невозможно ответить. Что касается безвременья – с одной стороны, это совершенно справедливо, но с другой, Шультес, мне кажется, очень четко иллюстрирует именно наше время. У человека нарушена память, отсутствует возможность опираться на прошлое, нет точек опоры. Это опыт, мы все существуем на его базе. И если эту базу отобрать, мы начинаем растекаться во времени и теряем возможность ориентироваться в будущем, ведь оно строится на прошлом. - Алексей Шультес даже пытается любить, отталкиваясь от чужих переживаний. Разве это не внутренняя потребность любого человека, не приходящая апостериори?
- В том-то и дело, что потребность есть, но возможности опираться на собственные пережитые чувства нет. В этом смысле я и хотел сделать его карманником и создать единственно возможный контакт с окружающим миром. С физическим внедрением в пространство другого человека. - Есть некие картины, бывшие предтечами этого фильма?
- Таких очень много – это все картины, в которых есть портрет одного человека. Притом это даже в литературных произведениях. Это "Такси" Скорсезе, это "Аккатоне" Пазолини, "Карманник" Брессона, "Посторонний" Крэвена. Среди русских современных режиссеров наиболее импонируют работы Хлебникова, Гай Германики – в близком мне жанре работают. - То есть те, кто не выдумывает истории, а делает почти документальные фильмы?
- Это просто режиссеры мыслящие, которые создают произведения, заставляющие рефлектировать. Все, что делается с примесью мысли, мне нравится. В этом смысле нельзя сказать, короткий или полный метр, например, способен высказать эти мысли скорее. Разница между ними в том, что короткометражное кино просто быстрее кончается. Видел некоторые картины, которые, как я подозреваю, участвовали в этом фестивале, – они интересны, в них есть потенциал. И ощущение, что эти режиссеры будут снимать хорошее кино.

ЧИТАЙТЕ "ДНИ.РУ" В "ТЕЛЕГРАМЕ" – ИНТЕРЕСНЫЕ НОВОСТИ И ПОДАРКИ

комментарии

Ответить: