партнеры
Среда 11 декабря
Лента новостей
партнеры
Общество

Народ против доцента Соколова

Олег Соколов. Фото: AP/TASS
Реинкарнация известного историка Соколова, профессора СПбГУ, кавалера ордена Почетного Легиона, в кровавого маньяка, которого выловили в Мойке с расчлененным телом убитой им молодой любовницы-аспирантки Анастасии Ещенко, конечно, не просто шок, это лакмусовая бумажка нашего времени. Она показывает, что агрессия в обществе растет, женщины не защищены настолько, насколько могут быть не защищены, правосудие и справедливость становятся иллюзорными призраками, но не реальностью. 
прочитано 3426 раз

Вообразить кровавые пристрастия заслуженного преподавателя одного из лучших вузов страны сложно. Нуарная и кинематографичная история – абсолютная мрачная реальность в новую эпоху. Доцент, который использовал и бил не одну студентку, а последнюю расчленил самым жестоким образом, должен сесть пожизненно.

ПО ТЕМЕ

Но сколько таких дел, хоть и без участия почетных профессоров – совершенно банальная рутина, случающаяся ежедневно по всей России? В нашем обществе живет безумный стереотип "бьет – значит любит". Через него насильникам, заслуживающим как минимум уголовного наказания, прощается все. Потому что "сама виновата". Сама спровоцировала. В России испокон веков мужчины поддают женщинам. Типичная ситуация. Вся эта ересь вбивается в головы маленьким мальчикам и девочкам. И вот это становится нормой домостроя.

Масштаб проблемы насилия над женщинами у нас катастрофичен. По данным отчета Всемирного банка WomenBusiness and the Law за 2018 год, россиянок признали одними из самых незащищенных в мире от насилия. У нас – ноль баллов в области законодательства по защите прав женщин. Наравне с Гаити и Суданом.

Накануне Соколова отправили в СИЗО на два месяца, а в его деле уже нашлись те, которые "с одной стороны, с другой стороны", которые про "его довели", и что "феминистки всегда продавливают свою тему", а "если бы он был женщиной, это бы так не раскрутили", "ну если про сестер Хачатурян можно считать "довели", то и про него можно так считать".

И вот уже Настеньку начинают активно демонизировать, мол, это она превратилась в "чудовище". Вот она, сила подачи и постправда в сознании людей. И, наконец, лютое письмо исторического клуба в поддержку с невероятным: "А кто не хотел хоть раз убить свою женщину?" Самое страшное зло – не только история самого кровавого убийства, но и истеблишмент, горой стоящий за убийцу. Авторы "Я-МЫ Соколов" быть может ваших детей тоже убить и отрезать им руки и ноги?. Ад возможен на земле, если считать, что Соколов – бедный и несчастный.

Самому Соколову, кстати, могут дать всего лишь три года. Потому что "состояние аффекта". А значит, согласно нашему Уголовному кодексу – незначительное преступление. Причем защита Соколова не собирается признавать его психически невменяемым. Потому что тогда пострадает престиж вуза, научные достижения потеряют значимость, да и студентам придется отправиться на пересдачи.

А престиж – дело важное. Убил. Выпил чаю в компании гостей. В соседней с трупом комнате. Когда гости ушли – распилил тело. Выбросил останки по частям. Отсидел три года (если вообще посадят). Вышел. Такова российская "справедливость".

Подобное не может иметь оправданий. Тут не только не может быть двоякого мнения общественности, но и смягчающих обстоятельств. Наказание должно быть безусловным и адекватным. Любой иной исход событий – полное фиаско государственный системы.

В США, если жертва насилия (в 97% случаев – женщины) обращается в полицию, сотрудники прибывают на дом в течение нескольких минут. И даже если жертва потом заберет заявление, насильника в любом случае будет судить уже государство. Комплексная работа ведется на уровне государства, к ней подключены и здравоохранение, и правоохранители.

Фото: www.globallookpress.com

У нас побои "декриминализировали" в 2017 году, дабы не перегружать полицию. Конечно, тут и сами жертвы "помогли" – в 70% случаев женщины забирают свои заявления, засыпанные цветами и обещаниями своих мужей-тиранов. Но проходит время, и инцидент повторяется с новой силой. В историях самых громких случаев домашнего насилия красной нитью проходит самое главное – любое применение силы происходило в отношениях системно, и с каждым разом масштабы только увеличивались. Что делала и делает полиция в таких случаях? Ничего. Но берем выше, где корень зла? Кто бездействует еще?

Недавно в Государственной Думе прошли парламентские слушания законопроекта о домашнем насилии. В итоге – ничего, ноль, а депутат Тамара Плетнева, между прочим, глава комитета по делам семьи, выступила яростно против этого закона, полагая, что севший муж – потеря для женщин, ведь он кормилец. Парламентарий забывает, что мы живем не в каменном веке, и сейчас возможностей зарабатывать и реализовываться женщине гораздо больше.

Нужно ли лишний раз говорить о том, женщины уже давно лидируют во многих сферах наравне с мужчинами – бизнес, политика, культура, спорт и прочее? Мы все больше приходим к тому, что женщина становится кормильцем во всех смыслах этого слова, для себя, для детей, для родителей. Сильные женщины меняют мир, и важно осознавать свое личное право на спокойную жизнь и безопасность, которую в нормальном правовом государстве обеспечивают правоохранительные органы.

Любое рукоприкладство должно быть жестко наказуемо. Только так это и может работать в цивилизованном государстве. Поднял руку – опасен. И необходимы адекватные меры.

Закон о домашнем насилии принят в 127 странах, охранные ордера предусмотрены в 124. В нашей стране, по данным ВЦИОМа, столкнуться с домашним насилием боится каждая вторая женщина. А законодательное введение уголовной ответственности за насилие в семье пока только "допускается". Уголовный кодекс у нас начинает работать только после того, как появляется труп. "Вот убьет, тогда и приходите". И даже в этом случае мы знаем множество примеров, когда убийца в конечном итоге получал минимальное наказание или вовсе был оправдан.

Если насильник уверен, что его "отмажут даже от убийства", он звереет. Если Соколова сейчас посадят на три года или оправдают, потенциальные насильники получат карт-бланш. Путь в тысячу ли начинается с одного шага: сначала оскорбления, потом рукоприкладство, побои, а дальше и убийство в состоянии аффекта. Дело доцента Соколова должно стать абсолютно народным публичным делом.

История Харри Ванштейна показывает, что правда в том, что кто бы ты ни был, если за тобой грешки, ты можешь лишиться всего. Харри лишили всего только из-за домогательств.

Соколов лишил человека жизни, и должен сам быть ее "лишен", не говоря уже о лишении всех званий, регалий. "Русский Наполеон" должен сесть в тюрьму за убийство по приговору суда пожизненно или на максимальный срок с учетом особой тяжести преступления, в противном случае это не правосудие, а бутафория и фарс. Пора менять правила игры в обществе, не должно быть никакого "права на безнаказанность" и "проступки" для сильных и влиятельных.

Инициативная группа граждан уже создала петицию с требованием лишить свободы Соколова пожизненно. Поддержим петицию и тогда есть шанс, что наши дети будут жить в более безопасном мире.

Ирина Володченко

комментарии

Ответить:

ИЛИ ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ

Лиза
Оправданий никаких не может быть, человек эьот любит только себя, по натуре трусливый и слабый, самоутверждался игроя в Наполеона и французкую армию. любить надо Российскую историю! Соколову показалось мало игры в "Сира" подло убил молодую девушку, которая ему столько помогала, да еще и расчленил. Ученый? Да, ладно!!
Должен быть наказан так же жестоко , как жестоко убил женщину.. лишить его всех званий, награда , уничтожить весь его блев в науке.только высшее наказание будет адекватным преступлению.
1