партнеры
Среда 22 ноября
Лента новостей
Происшествия

Снимавший голую девочку москвич оказался известным режиссером

Артур Зариковский. Фото: 1tv.ru
Режиссер утверждает, что никакой педофильской подоплеки в его действиях нет. А вот тому, кто нашел в увиденном криминал, действительно нужно лечиться.
прочитано 5811 раз

Скандал, взявший старт усилиями бдительной москвички 4 сентября, делает головокружительные виражи. На обочине Ленинградки – маленькая девочка со спущенными штанишками, рядом – мужчина с видеокамерой, двусмысленная сцена. Происходящее смогла снять очевидица, постаравшись, чтобы в кадр попало лицо неизвестного и номер его автомобиля. Убедившись, что снимок и видео вышли удачно, свидетельница помчалась в Следственный комитет, предварительно выложив ролик в Сеть.

ПО ТЕМЕ

Усилиями следователей и журналистов удалось узнать подробности странного случая. Оказалось, что мужчина с камерой – режиссер Артур Зариковский. У него своя студия театра и кино, он – член Союза театральных деятелей России, пишет сценарии, работал с Татьяной Самойловой, Валентиной Малявиной, Татьяной Окуневской, Еленой Камбуровой, автор короткометражных и авторских документальных фильмов. Режиссеру Зариковскому 76 лет, передает сайт "Комсомольская правда".

"Мы с дочкой в тот вечер ехали на занятия к Энгелине Васильевне Рогальской на улицу Степана Супруна. Дочь берет у нее уроки речи, пластики – она вообще очень артистичная девочка, уверен, что станет актрисой. Есть у меня, например, видео, где она якобы гладит и целует волка. Но это монтаж – конечно же, ребенка я снимал без зверей! Так вот. Ехали мы тогда долго, порядка двух с половиной часов по пробкам – сами живем в Балашихе. Девочка захотела писать. Я остановил машину, мы вышли, дочка сняла штанишки и начала танцевать. Говорю же вам: она очень театральный ребенок, всегда танцует и поет..." – рассказал режиссер. 

По его словам, камера, что была у него в руках, – старая, только из ремонта. Пользуясь случаем, Артур решил проверить, как она снимет после ремонта разные планы, дорогу, потоки автомобилей.

"Я постоянно что-то снимаю. И о дочке тоже снимаю своего рода документальный фильм: как она растет, развивается. И каждый урок Рогальской – тоже, поэтому и лежала камера в машине. Кроме того, ее у меня дважды воровали прямо из салона, опасно оставлять. Так вот. Ни одного кадра с ребенком я не сделал. Потом вообще положил камеру обратно в машину и взял дочку на руки, чтобы она смогла сходить в туалет – она только так у нас ходит. Дома – на горшок, недавно стала привыкать к унитазу. Но почему-то та женщина это уже не стала снимать, а подняла шум", – пояснил режиссер.

Вспоминая подробности случившегося, он рассказал, что об интересе к нему со стороны Следственного комитета узнал на следующий день, когда на пороге появились двое в штатском. Дверь открыла жена, потом подошел сам Артур. 

"Вы хозяин этой машины? И показывают мне фото моего авто. Да, говорю. Кто-то на ней сбил человека, вам надо проехать с нами... Культурно так все говорили, вежливо. Я, конечно, в шоке, сразу собрался и поехал. Дочка и жена отправились со мной. Мы с ребенком ехали в одной машине вместе с полицейским, супруга – в другой. И нас привезли в Следственный комитет. Там развели по разным кабинетам. И тогда мне сказали, из-за чего на самом деле я здесь..." – вспоминает Зариковский. 

По его словам, он сам, без принуждения, отдал следователям флешку. Там не было никакого видео с голой девочкой, лишь те кадры, которые и правда снимал режиссер: улица, машины, общие планы. И урок с педагогом.

"И нас отпустили. Но на следующий день опять позвонили: мол, общественное мнение, все такое. Надо приехать снова, чтобы с девочкой поговорил психолог. И мы сразу отправились в Следственный комитет – сами, не под конвоем. Психолог с дочкой часа три общался, с ней все это время была жена..." – рассказывает Артур.

Как рассказала супруга режиссера Анна, мать той самой маленькой девочки, в Следственном комитете ей и дочке задавали множество странных вопросов. 

"Спрашивал, снимает ли ее папа голенькой – когда она просыпается, например, купается, кушает. Дочка, конечно же, говорила "нет" – это так и есть. Говорила, что папа и мама гуляют с ней, играют. Потом еще дал много карандашей и попросил что-нибудь нарисовать. И дочка сказала, что будет рисовать радугу, брала карандаши только светлых тонов – голубые, розовые... Никаких черных, коричневых тонов. Под конец дочка начала петь, танцевать, просила ее сфотографировать – и психолог с радостью снимала ее на свой мобильный. В итоге нам выдали заключение, что с ребенком все в порядке, родители к ней хорошо относятся, но девочка очень "залюбленная" – то есть мы очень ее балуем. Но это правда. Она наш первенец", – рассказала Анна Зариковская.

Теперь супруги намерены подать в суд на тех, кто в их действиях увидел грязь и педофилию. Они подготовили открытое письмо к женщине, которая сняла сцену на Ленинградке. Среди прочего в его тексте сказано: "Если трех-четырехлетний ребенок, снявший штанишки, чтобы пописать, вызывает у вас мысли о порнографии и педофилии, – это болезнь".

комментарии