партнеры
Пятница 17 августа
Лента новостей
Lifestyle

Александр Шульгин: Музыкант должен творить для людей

Фото: из личного архива Александра Шульгина
Известный композитор, продюсер и автор популярных песен Александр Шульгин не понаслышке знает о ситуации в мире музыке. Написанные им хиты продолжают звучать на радиостанциях, они полюбились людям не одного поколения. Dni.Ru встретились с Александром и поговорили о настоящем и будущем российской культуры, о современных исполнителях, об отношении продюсера и композитора к брендам и обществу потребления, а также его пути к религии и вере. 
прочитано 13058 раз

Зеркало общества

Многие из гремевших в 90-х артистов сегодня в забвении. Для некоторых из них вы писали музыку, другие выпускали у вас пластинки. Почему, на Ваш взгляд, не всем из тех исполнителей и коллективов удалось остаться на плаву?

Если бы все оставались на плаву, то не было бы места для молодых. Так что это естественная циркуляция. И в мое время это было очень динамично, а вот сейчас похоже все застоялось, и на тот же Новый год на экранах, говорят, идет сплошной день сурка. Но главное в данном случае то, что написанные песни до сих пор звучат и любимы.

Считается, что искусство – зеркало общества. Но сегодня все как-то резко измельчало, не видно настоящих больших артистов, крайне мало качественной музыки. Чем можете объяснить такое тотальное снижение уровня вкусов, предпочтений аудитории? Почему наступило время примитивного и сиюминутного?

Культура – зеркало общества. Искусство же – это термин, этимологически произошедший от Искус соТворять, хорошо характеризует сегодняшний ландшафт. Мы знаем, что если в пять литров кристально чистой воды добавить литр грязной, то будет шесть литров нечистой воды. Общество в процессе трансформации, но скоро все пойдет по пути выздоровления. Но уже с иными героями. Вероятно что и виртуальными, и они будут гораздо чище и человечнее сегодняшних симулякров.

Александр Шульгин и Эннио Морриконе. Фото: из личного архива Александра Шульгина

Копии против оригиналов

Популярные российские исполнители активно пытаются пробиться на Запад, но по-прежнему безуспешно. Почему, на Ваш взгляд, они не достигают успеха, и стоит ли вообще пытаться туда попасть? 

Так же как сложно предлагать и практически невозможно импортировать бананы в Эквадор или Зимбабве, так и не разумно пытаться потеснить прародителей современной поп-музыки на их же территории. И даже не столько потому, что это реэкспорт продукта, который был изобретен в западных странах и в первую очередь в Англии и США, и является одной из основ экспорта этих стран (доля экспорта креативных индустрий в доходе Великобритании является 14%).

Но и потому, что это реэкспорт некачественного продукта. Это все равно что пытаться реэкспортировать Iphone 3 чебоксарской сборки или жуткие копии Бритни Спирс или Энрике Иглесиаса – при наличии уникальности и яркой индивидуальности. Притом индивидуальности не "местного разлива", а вселенского масштаба.

У представителей постсоветской музыкальной индустрии нет понимания маркетинга в его истинной ипостаси, а не в извращенном "схематозами" и "корпоративами. Они безграмотны в части понимания природы и структурирования этого сектора, как строится система взаимоотношений "Продукт/услуга – Потребитель" на мировых рынках. Ведь никакой разницы по поводу вывода своего продукта/бренда на мировой рынок между исполнителем или брендом водки нет. Законы те же.

Только отчего-то одни выстраивают мощные стратегии и проводят эффективнее компании, а вторые считают, что и так сойдет. Вот и не получается. Мы же не будем рассматривать успех группы "Тату" или Витаса как успех глубоких культурологических побед. Чистая фриковость, и сомнительный успех для российской культуры. Если и можно притянуть масскульт к этому термину.

Какой Вы видите российскую культуру и общество через 20-50 лет? Кто из современных исполнителей, на Ваш взгляд, останется в памяти потомков?

Из исполнителей, думаю, никто. Кто-то может и останется где-то в анналах, но исключительно в амплуа скандалиста и фрика. Не останется даже записей их исполнения – низкокачественного MP3, которое уже сегодня является неудобоваримым, а через 50 лет оно и вовсе будет звучать примерно как архивные патефонные записи.

Но ведь и записи, скорее всего, вообще не доживут , ведь срок жизни цифровых записей ограничен как раз таки 30-ю, максимум 50-ю годами. Да и потом, никогда исполнители не оставались в памяти потомков, если это не были не исключения в виде харизматичных пионеров – первопроходцев, как тот же Шаляпин. Да и его то кто сейчас слушает? Так, хрестоматийно остался в памяти для нишевых архивариусов. Остаются в памяти ведь не исполнители, а Произведения.

Какие профессиональные рекомендации можете дать тем, кто только начинает развиваться в музыке? Как им не остаться на обочине истории?

Быть уникальным! Творить для людей, а не для собственного эго. И работать. Работать, и еще раз работать.

Три легенды – Ralph Simon, Steve Lillywhite and Alexander Shulgin. Фото: из личного архива Александра Шульгина

Музыка, кино и технологии

Вы продолжаете активно писать музыку. Издаетесь в Азии, получаете международные награды за саундтреки написанные Вами к фильмам и сериалам. Вам это не мешает Вашей активности, связанной с инвестициями и Вашим новым увлечением – наипопулярнейшим ныне блокчейном?

Конечно, активно пишу музыку. У человека должны в равной мере работать оба полушария мозга, и музыка как ничто иное развивает именно то полушарие, которое отвечает за абстрактное мышление. За полушарие которое отвечает за логику, я не беспокоюсь с детства, с тех пор когда выигрывал все районные, городские и областные олимпиады по математике, но за музыку всегда волнуюсь, в ней всегда сложно удержаться константно на высоте. Пока, Слава Господи, удается.

Каждый год в Азии или международная награда за саундтреки или инструментальную музыку или верхние строчки хит парадов за соавторство в песнях. Цели достигаются.

И все-таки, что сейчас доставляет Вам большее удовольствие – музыка или современные технологии?

И то, и другое в одинаковой степени. В работе с исполнителями и стартаперами есть много общего. Стартап – это тоже 3-4 человека: лидер, дизайнер, каждый отвечает за свое направление. Кроме того, и тем, и другим всегда нужно умное финансирование.

Вы также являетесь Членом Международной Академии Телевидения и Науки и член жюри телевизионной премии Эмми (EMMY), которая считается телевизионным эквивалентом престижнейшей кинопреммии Оскар и музыкальной – Грэмми. Какие у Вас цели в связи с этой активностью?

Их много. Скажем, одна из них – привезти ЭММИ в Екатеринбург. Я являюсь Членом Правления Свердловской Киностудии, старейшей киностудии страны. Там работают молодые и по-хорошему амбициозные ребята . Да и талантов там хватает. И развивать надо регион в сторону креативных индустрий и цифровой экономики, не все же жить промышленностью двойного назначения. Так что Эмми в Екатеринбурге – цель важная. Отрапортую Вам сразу же как цель будет достигнута. Надеюсь, Dni.Ru поддержат такую инициативу (улыбается).

Конечно, поддержим!

Александр Шульгин с первым президентом Индонезии г-ном Хабиби. Фото: из личного архива Александра Шульгина

Будни продюсера

Расскажите пару интересных случаев из Вашей работы с музыкантами.

В 1996 году готовился к выпуску первый альбом "Мумий Тролля". У нас был суперхит "Утекай" и песня-бэкграунд – "Кот кота". Я предложил Мише Хлебородову (российский кинорежиссер, продюсер и клипмейкер Михаил Хлебородов. – Прим.Ред.) сделать два клипа и запустить сначала "Кот кота". Мы выпустили его в марте 1997 года, клип стали показывать по телевизору. Вроде не хит, но внимание аудитории привлек. И потом в мае мы запускаем "Утекай", и все говорят: вот с этого надо было начинать!

Похожая ситуация была с "Иванушками International". В мае 1995 годы мы выпустили клип на песню "Вселенная". Песня не была хитом. За лето мы успели снять "Тучи", и в сентябре, когда все вернулись с каникул, запустили клип. И вновь мы попали в яблочко.

Кстати, перед запуском "Кот кота" мы разослали пять кассет на радио, MTV и так далее. Нам отказали. Я долго уговаривал Мишу Козырева из Радио Maximum (Михаил Козырев, российский журналист, музыкальный критик, продюсер, теле– и радиоведущий, актер. - Прим.Ред.) поставить

"Мумий Тролль" два раза в ночь. Мне стоило огрмоных трудов его убедить. Две недели покрутилось на радио, и все поняли – это хит. Сейчас кажется, что "Мумий тролль" – это очевидно. Но тогда все было гораздо сложнее.

Еще один интересный случай связан с группой "Руки Вверх". Приехал менеджер с 6-7 демо, сказал, что хочет продаться. Я написал на листке сумму контракта – 150 тысяч долларов, включая деньги на завершение альбома, съемку 2-3 клипов. Тогда это была большая сумма. Но листок я не показал, а попросил его озвучить свою сумму. Он долго думал, никак не мог назвать цифру. А на следующий день поехал к другой компании и продал все за 10 тысяч.

Результат важнее бирки

В одном из интервью Вы сказали, что эпоха потребления подходит к концу. К примеру, основатель "Фейсбука" Марк Цукерберг очень непритязателен в одежде, у него крайне скромный гардероб. Насколько для вас важно потребление, какое внимание Вы уделяете вещам, важно ли для Вас, чтобы вокруг были брендовые, модные вещи?

Мне важно достигать цели. В прямом и переносном смысле. В полетах по миру я провожу 75% своего времени. Мне важно удобство в поездке, нежели бирка на моих джинсах. Я улетаю на два месяца, перемещаюсь в этот отъезд по семи странам, и с собой у меня лишь рюкзак на плечах. При том что каждый день в новом городе новые встречи от ярчайших гениев новейших технологий, до президентов этих стран. Везде простые джинсы и майка. Ну если где-то требуется какой-то формальный дресс-код, то я куплю простую рубашку на этот вечер и приду на прием как того требует этикет. Я нацелен на результат. Результат важнее бирки. Потому я всегда его добиваюсь, ибо не отвлекаюсь на ненужное.

Александр Шульгин с президентом Индонезии Джоко Видото. Фото: из личного архива Александра Шульгина

Какие качества Вы цените в людях, на что прежде всего обращаете внимание?

В мужчинах – благородную разумность. В женщинах - добродетель

Что бы Вы могли простить, а что нет?

Я могу простить все. Ибо как сказано – "Милости хочу, а не жертвы" (Мф. 9, 13). Ведь милость превыше любви. Любовь имеем, а милости нет. Высота иная, далеко не всем это под силу, только избранным.

Какой самый лучший, самый значимый подарок Вы получали в жизни?

Самый лучший и значимый подарок в моей жизни – это собственно мое рождение и мое перерождение, рождение человека в человеке – приход к вере.

Во что Вы верили в ранние периоды вашего творчества или даже в детстве? Не в плане супергероев и деда мороза, а что Вам давало силы и вдохновляло? И что дает Вам силы и вдохновение сейчас?

Вдохновение ведь от слова вдох. Вдохнул в тебя Боже дух, и твори. Мне этого достаточно.

Если бы Вы могли владеть одной вещью, которой у Вас сейчас нет, чтобы это было?

Машиной времени. Хоть на минутку. Я бы хотел поговорить со своим папой, который ушел рано.

Был ли в вашей жизни человек, который произвел на Вас невероятное впечатление, в том числе с точки зрения музыки?

В свое время я был поражен саундом The Wall – 11-го студийного альбома Pink Floyd. Он и сейчас остается во многом эталоном. Я узнал, что продюсером альбома был Боб Эзрин. После этого я начал узнавать о звуке больше, вникать в тему. Вообще, людей, сформировавших мой вкус, было несколько. Со всеми я в итоге познакомился и подружился. Мне удалось встретиться со всеми своими кумирами, за исключением композитора Георгия Свиридова.

Что касается людей, которые произвели невероятное впечатление... Пожалуй, такой человек у меня только один – мой духовный отец.

Путь к вере

В 2011 году Вы поступили на факультет богословия в Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет. Что подтолкнуло Вас к такому шагу? Это просто увлечение религией или вы глубоко верующий человек?

Знания. Я учусь всю жизнь. И я почувствовал, что мне необходимы те знания, которые я получу, лишь познавая богословие. Так и получилось: то, что знал ранее – структурировалось, я стал видеть более осмысленно архитектуры тех или иных конструкций, физических и метафизических. Это, в свою очередь, помогает мне идти далее по этой лестнице вверх.

Вы многое сделали в духовно-религиозной музыке, участвовали в записи Хора братии Валаамского монастыря. Почему этот жанр вам интересен?

На самом деле, больше всех для этого сделал отец Герман – регент Хора подворья Валаамского монастыря. Он создал хор, восстановил записи, мы работали вместе. С моей стороны была помощь в формировании студии, в записи и выпуске первых альбомов.

Стремление помочь в этом деле не было неким толчком, это шло изнутри. Ведь когда ты осознаешь, что давать – всегда лучше, чем брать, ты начинаешь думать, как ты можешь применить свои способности, чтобы было лучше другим. Человек, я считаю, всегда должен любить то, чем он занимается.

комментарии