партнеры
Воскресенье 16 декабря
Лента новостей
Культура

Как изменили "Обитаемый остров"

None
прочитано 15487 раз
Уже неделю не утихают толки о самой ожидаемой картине января "Обитаемый остров". Несколько дней подряд фильм Федора Бондарчука, снятый по мотивам произведения братьев Стругацких, оставался наиболее обсуждаемой темой в интернет-блогах: поклонники творчества Аркадия и Бориса Стругацких разбирают киноленту на кадры в попытке найти десять различий между творением режиссера и писателей. Дни.Ру связались со сценаристами "Обитаемого острова" Мариной и Сергеем Дяченко по электронной почте и попросили авторов текста к фильму объяснить некоторые принципиальные несоответствия книги и ее экранизации. - При написании сценария Вы ориентировались на тех, кто прочитал роман, или на тех, кто еще не прочитал?
- Разумеется, на тех и на других.
- Чем вы руководствовались, когда вносили изменения в тот или иной сюжетный поворот? Какие описанные Стругацкими моменты показались вам "камнями преткновения" - что-то, что было трудно перенести на экран в том виде, в каком это было в книге?
- Руководствовались соображениями, можно это снять или нет. И как перенести на экран то, что в книге присутствует по умолчанию (Мир Полдня, например). Cложным был пресловутый вопрос языка - в фильме нет времени на то, чтобы Максим его постепенно изучал.

Марина и Сергей Дяченко: "Cложным был пресловутый "вопрос языка" - в фильме нет времени на то, чтобы Максим его постепенно изучал"

- Какие-то моменты из книги в фильме оказываются вырванными из контекста. До конца фильма остается нераскрытым эпизод убийства Волдыря (Сергей Мазаев) за то, что он разболтал некую тайну. Те, кто читал книгу, знают, что тайна связана с "излучателями", влияющими на сознание простых граждан. Те, кто посмотрит фильм, узнают об этом со слов выродков.
- Тогда не совсем понятно, в чем проблема. Из сцены с убийством Волдыря зрителю, не читавшему книгу, становится ясно: у Отцов есть тайна. Она настолько важна и опасна, что всех, кто смог до нее дорваться, ждет смерть. Палачом при Отцах служит Странник. Этого для начала достаточно.
Дальше оказывается, что тайна связана с излучением. Еще дальше возникает Центр. С нашей точки зрения, зритель, не читавший книгу, оказывается отчасти в положении Максима: он получает информацию по частям, и она постепенно складывается в целостную картину. - Почему Прокурора удивило заключение о том, что у Максима "реакция на А-излучение нулевая в обоих смыслах"? Почему смотрящему фильм это должно стать ясно?
- Прокурор обнаружил, что Максим обладает особенным свойством, из-за этого свойства за ним гоняется Странник, а значит, Максима надо у Странника перехватить. Если зрителю ясно только это, он вполне может дальше сопереживать интриге.
По ходу фильма выясняется, что у излучения есть два вида воздействия: либо ударами мучить выродков, либо потихоньку зомбировать всех прочих. А у Максима "реакция нулевая в обоих смыслах" - он не выродок, но и не зомбируемый. С нашей точки зрения, смотрящий фильм вполне может это синтезировать. - Откуда Орди в фильме знает, что Максим может снимать боль?
- Между выстрелами Чачу и появлением Максима у подпольщиков проходит какое-то время. Вспомним, что Орди перед расстрелом несколько раз повторяет адрес матери: "Поселок Утки, дом два, Илли Таддер". Логично предположить, что Максим, оклемавшись, пошел именно по этому адресу. А значит, именно Орди организовала его встречу с группой. И - опять же логично предположить - успела узнать о нем чуть больше прочих.
- В книге Максим не знает языка планеты Саракш, потому все время улыбается и произносит краткие, почти примитивные реплики, его непонимание ситуации во многом и объясняется неумением объясниться на местном языке.
- Мы не можем согласиться с этим утверждением. В книге Максим улыбается не потому, что не понимает языка, а потому, что явился из другой культуры. Улыбка для него - естественное выражение симпатии к окружающим. Вспомним: в гвардейском строю Максим тоже улыбается, а ведь к тому времени он (в книге) выучил язык! И Гая это смущает, раздражает иногда. Как раздражает, к примеру, сибиряков улыбка заезжего американца. Разница культур.
- В фильме Максим помещает в ухо что-то вроде рыбки или пиявки-переводчика, как в произведении фантаста Дугласа Адамса "Автостопом по Галактике" и одноименной картине, и сразу находит общий язык с туземцами. Этот поворот лишил фильм важной контекстуальной составляющей: Максим в картине уже знает язык, однако действия его продиктованы ровно теми же мотивами, что и в книге, герой, не имея языкового барьера, никак не использует свое языковое преимущество. В этой связи характер персонажа и его поведение получились странными, если не сказать глупыми. Отчего в фильме это обстоятельство обошли стороной?
- Тут возразим: действия и поведение Максима в книге не продиктованы незнанием языка. Во всяком случае в тех эпизодах, которые вошли в фильм (заметим, что сцены с Рыбой в фильм не вошли). Действия и поведение Максима продиктованы тем, что он другой.
"Я прекрасно помню это видение мира, когда любой носитель разума априорно воспринимается как существо, этически равное тебе, когда невозможна сама постановка вопроса – хуже он тебя или лучше, даже если его этика и мораль отличаются от твоей…" (Аркадий и Борис Стругацкие, "Жук в муравейнике", размышления зрелого Максима). Максим - чужак. Его воспринимают, как дикаря. Его улыбка (такая естественная для землянина) саракшанцам кажется глупой. Если москвича забросить куда-нибудь в глухую африканскую деревню и снабдить знанием языка, вряд ли он много в первый день наболтает. - Отчего не последовали примеру, поданному Питером Джексоном во "Властелине колец"? Там, как мы помним, сценаристы создали эльфийский язык. Как Вам кажется, что существенно меняется при такой перемене?
- Разработчиков эльфийского и до Джексона было, слава богу, немало. Проблема языка с самого начала осознавалась как очень трудная. Была идея снимать фильм целиком на вымышленном саракшанском наречии с субтитрами. Но это экстрим за гранью здравого смысла.
У Джексона - многоязычие, эльфийский, мордорский, гномий, притом что основная часть фильма идет все-таки на общем языке Средиземья (который передается английским). Вот если бы у Джексона (и Толкина) землянин попадал в Средиземье - тогда аналогия была бы вернее. Были разные идеи. Была идея, чтобы Максим говорил с акцентом, а Странник - тоже с акцентом, но другим. Ни одна из этих идей не выдержала проверки реальностью, кроме самой простой и надежной: переводчика в ухо. - И, наконец, сознательно ли была использована цитата из Дугласа Адамса?
Насколько мы понимаем, в фильме очень много отсылок к заметным произведениям жанра, и совершенно сознательных.
- Рада в фильме утверждает, что их планета единственная и нет никакого космоса просто потому, что их мир представляет собой вогнутую сферу, и что кроме Саракш во Вселенной больше ничего не существует. При этом за несколько минут она точно называет планеты, расположенные по аналогии с планетами Солнечной системы (правда, вскоре оказывается, что это города-антиподы). Как это возможно? Откуда такая хорошая осведомленность в области астрономии? Зачем потребовалось превращать планету в город?
- Рада с самого начала называет не планеты, а соседние страны. Пусть Маку (и зрителю) это поначалу непонятно, но потом все становится на свои места: это вывернутый мир. Там, если указать вверх, это означает не "на небе", а "на другой стороне мира". И никаких планет, звезд они не знают.
- В книге отношения Рады и Максима довольно тонки и практически не освещены. Более того, следуя тексту книги, во второй части фильма Рады вовсе не должно быть, поскольку с момента их последней встречи Каммерер руководствуется тем, что "не хочет любить, не время сейчас любить..." Однако известно, что во второй части картины будет эротическая сцена. Почему в фильме было решено усилить любовную - практически платоническую и девственную - линию?
- О второй части мы пока говорить ничего не будем, скажем только, что линия Рады будет продолжена, да.
С нашей точки зрения, история любви Максима и Рады, во-первых, заявлена самими Стругацкими (хоть и не получила развития), во-вторых, совершенно естественна. Это не "любофф", а очень теплое и светлое человеческое чувство, учитывая, в какую передрягу угодил Максим и что Раду он спас, а она его приютила. Учитывая, что все его близкие остались далеко-далеко, а здесь он один. Учитывая, что для нее он - пришелец из волшебной страны, добрый, сильный, особенный. Да, в книге Рада пропадает на половине - но в кино так не может быть, если есть персонаж, должна быть его законченная история. - В книге Максим немец, здесь, очевидно, русский. Зачем было изменять его историю? В конце книги Странник говорит на чистом немецком, Максим его понимает - и это становится разгадкой.
- Изначально Максим Ростиславский не был немцем. И Странник - тоже. Через много лет Стругацкие восстановили изменения, внесенные по требованию цензуры (гвардия вместо легиона, Папа вместо Канцлера), но Каммерера и Сикорски менять было поздно - они уже стали героями других книг.
- В этой связи напрашивается вопрос - в финале Каммерер опознает Странника по другому - неязыковому - признаку?
- Это одна из фишек второй картины. С нашей точки зрения, объединившись, две части фильма усилятся не вдвое, а втрое.

комментарии