партнеры
Суббота
17 апреля
Лента новостей
Культура

Брендан Фрейзер: Как бьет Джет Ли

прочитано 13757 раз
Ветеран фильмов о приключениях самой знаменитой в мире мумии голливудский актер Брендан Фрейзер заглянул в российскую столицу на один день, чтобы поведать о том, как тяжело приходится артистам на съемках развлекательного кино. Занимательные истории актера передают читателям Дни.Ру. "В целом все было смешно и здорово, особенно работать с Джонном Хэнна – эти его штучки, когда он пытался тянуть вола, а тот упорствовал, - что сделаешь с этим животным, тянешь его и тянешь. Рассказывать истории о том, как он что-то поджег, не очень интересно, наверное – как вообще было интересно работать в Китае, – переходит на серьезный тон Брендан. И тут же расплывается в улыбке: - Самым смешным была бы встреча с йети – все, кто смотрели, наверное, захотят сейчас этого снежного человека себе в друзья, настолько он очарователен". В этом фильме Брендану Фрейзеру довелось сыграть с Джетом Ли, мастером ушу, и это, как признался актер, очень способствовало удачной съемке: "Он же профессионал, это же он настоящая звезда. Он настолько точен, что когда вы видите, что он бьет меня, на самом деле он касается рубашки. Там были сделаны специальные подкладки на случай, если я сам промажу, но это иллюзия.

На дворе стоял июнь, мы были завернуты во все эти кожаные штуки, страшно потели, а должны были изображать, что умираем от холода

В сравнении с предыдущими "Мумиями" Джет был самым опасным противником - у него же сверхъестественная сила: он умеет летать, как дракон, лаять, как собака, пускать пламя! В сравнении с ним первая "Мумия" – это так, безделица: немножко летала и кричала. Но, вы знаете, все эти "Мумии" страшноватенькие. Поверьте мне". К сверхъестественным способностям героев фильма Брендан относится философски: "Это же просто кино!" В то же время, по его словам, странновато, когда ему 40, Марии Белло 41, а артисту, играющему их сына, - 27. "Судя по всему, возраст О’Коннела вообще отличается от человеческого возраста, он ведь не совсем человек", - считает он. По непонятным причинам Рэйчел Вайс, первая исполнительница роли его жены по фильму, не согласилась сниматься в новой части "Мумии". "Я уважаю ее решение, – говорит Брендан. – Может быть, она не хотела иметь такого взрослого сына? Надо ее об этом спросить". Артистам пришлось ехать в Китай, а у Рэйчел только что родился сын – возможно, в этом тоже была причина, по которой актриса не стала сниматься в кино. "Когда я читал сценарий, я чувствовал ее отсутствие и минут 8 был в депрессии. Актеры – это актеры, роли – это роли. Может быть, Рик О’Коннел – это вроде Дориана Грея?" Мария была лучшей кандидатурой для этой роли, у нее было все для этого: страстность, сексапильность, жесткость. "Фишка нашего кино – ставить этих людей в фантастические ситуации. Следует всегда помнить о том, что это развлечение, мы же не научные споры ведем". Брендан – уроженец Среднего Запада Америки, но много времени посвятил игре в лондонских театрах. "Я просто чувствую, что быть актером – это привилегия. Как-то я снимался в фильме "Тихий американец" с Майклом Кейном, и когда мы закончили, он сказал: "Я верю, все как надо". Ему тогда было 75. Мы только отсняли, и он говорит: "Все, пошли, у меня еще впереди свидание". Я спросил: "Как так, съемки закончились?" Он отвечает: "Понимаешь, я не чувствую, что актерская профессия – это работа, это где-то внутри меня". Для меня было большой честью с ним работать. Я многое познал в театре, сцена – это школа, там совсем другие условия. Совсем иное, чем работать на камеру, на большой экран. Ты просто должен верить в то, что ты делаешь, - в этом смысл – и заставить всех поверить в то, что это фэнтези - правда". Во время съемок часто случаются какие-то моменты, над которыми артисты смеются больше, чем сами зрители. А многое остается за кадром: "То, что мы делаем, настолько искусственно, и разница между тем, что мы делаем и что вы видите, невероятно велика. Происходящее может быть очень сюрреалистичным и иногда ироничным. Мы вот сделали фотки, когда работали в Монреале, и на огромной площадке мы снимали эпизод из Гималаев. На дворе стоял июнь, мы были завернуты во все эти кожаные штуки, страшно потели, а должны были изображать, что умираем от холода, будто стоим на вершине Гималаев, и все кругом замерзает, а на самом деле просто падали от усталости. А на горизонте видели силуэты Монреаля – нелепица какая-то". Чужой в Китае, в иностранном государстве, артист и вся съемочная группа были вынуждены работать в непривычных условиях: "Мы работали в Европе, в Сан-Паулу и Вьетнаме, и это очень хорошо, потому что расширяется видение относительно того, как вы работаете. Я был польщен тем, что могу творить в незнакомой мне культуре, и чувствовал себя отлично. Конечно, пришлось искать общий язык и оставить в стороне культурные различия, но что делать - мы создаем что-то, чем хотели бы понравиться. Все (кроме меня) работали. Они сделали это успешно – насколько можно оценить успех. Вы не обязательно увидите это в фильме, но это тот опыт, о котором я могу говорить. Наша работа имеет смысл для будущего. Это и есть одна из положительных черт фильма".

ЧИТАЙТЕ "ДНИ.РУ" В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

комментарии

Ответить: