партнеры
Понедельник 9 декабря
Лента новостей
Культура

Барабаны, деньги и социальная зависимость

Фото: Пресс-служба
Есть такое понятие в шоу-бизнесе и музыке: оригинальный жанр. Это то, что сложно описать двумя-тремя словами; то, чего мало, потому что это сложно; то, за чем охотится искушенная публика, уставшая от эстрадного однообразия и знающая толк в зрелищах.  
прочитано 3625 раз

Мы привыкли считать, что оригинальный жанр – это нечто камерное, но есть в нашей стране один масштабный эксклюзивный коллектив, который за 11 лет существования заставил биться быстрее тысячи сердец, причем, в прямом смысле слова. Они начинали с выступлений на свадьбах, а теперь покоряют Vegas и Crocus City Hall. Феерические Vasiliev Groove объявили об экспансии душ российского зрителя и успешно доказывают, что шоу барабанщиков может быть намного большим, чем группка для корпоративов. 

20 музыкантов на самой большой сцене Москвы, 80 инструментов, 750 килограммов зеркальных декораций, огонь, вода, снег и еще пара десятков спецэффектов. Все это готовится к октябрю. Мы решили выяснить — что это такое: российское шоу барабанщиков. Зачем это надо, сколько стоит, и почему это важно для развития российского шоу-бизнеса, и зачем нашим читателям обязательно нужно туда сходить. 

На вопросы "Дни.ру" ответил Роман Васильев — лидер шоу барабанщиков Vasiliev Groove, который занимается развитием направления с 2008 года, а теперь готовит шоу в Crocus City Hall.

Вам, наверное, этот вопрос задавали неоднократно, но мне не удалось найти ответ: почему барабаны? 

Потому что музыка как явление началась с ударных инструментов. Даже можно пойти глубже в самые корни истории. После вокала, то есть человеческого голоса, стук, удар – это первое осознанное звукоизвлечение в истории человека как вида. Все началось с того, что самец, доказывая свою силу и состоятельность, бил себя в грудь, при этом крича, и этими ударами, делал свой крик ещё более устрашающим благодаря вибрациям. И в более экзистенциальном смысле удары – это то, что слышит человек ещё до своего рождения: стук сердца матери. 

Я хочу сказать лишь то, что барабаны берут свое начало в такой глубокой, почти мистической древности, в них заложено столько философии, и такая энергетика, что я в свое время просто не устоял. И даже не пытался. 

Я считал и до сих пор считаю, что барабаны, силам, которые они дают, их энергии, просто невозможно сопротивляться, да и не нужно. Больше ни один инструмент в мире так не заряжает, как заряжают барабаны. Инструменты могут расслаблять, вызывать грусть, воспоминания, настраивать на лирический лад, добавлять мистицизма, как, например орган. Но так, чтобы вы через минуту звучания ощутили всю силу и мощь жизни как таковой, – это могут только барабаны. А я хочу дарить жизнь. 

Фото: Пресс-служба

В прямом или переносном смысле? 

В прямом тоже получается: у меня трое дочерей! (смеется)

Что же, вы состоялись как отец и как музыкант. 

Никогда нельзя говорить себе, что ты в чем-то состоялся. Потому что ты тут же останавливаешься после этих слов. Это же значит, что стремиться больше не к чему, некуда. Ты вроде как рассматриваешь себя как достигшего вершины. А это означает, что дальше – только вниз. Это очень опасно, считать себя состоявшимся. Так же как коварно считать, что ты лучше всех. 

Как развивается музыкант вообще, и барабанщик в частности? 

Быть музыкантом – это вообще значит все время развиваться. Барабанщик – такой же музыкант. Ты должен все время смотреть на других, искать новые приемы, которыми еще не владеешь, и постоянно повторять то, что уже знаешь. То есть, отрабатывать то, что, как тебе казалось, ты уже сыграешь с закрытыми глазами, а ты – оп, и не попал… Поэтому развитие музыканта – это постоянная игра и насматривание, наслушивание материала. 

Вы уже почти 40 городов России проехали. Что вы видите в регионах? Как составляете впечатление? 

В основном, по людям. Потому что ничего другого артист увидеть просто не успевает. Меня на самом деле очень расстраивает, когда региональные журналисты задают одни и те же вопросы: как вам наш город? Для меня это сигнал к тому, что они совершенно не понимают, что такое гастроли и туры. Представьте, мы едем выступать основным составом, это – 11 барабанщиков. Если мы при этом играем программу из нескольких номеров, можем везти с собой 20 – 25 инструментов. Это барабаны, стойки, корсеты для барабанов, ксилофон, барабанная установка целиком, цимбалы, и так далее. Что это значит? Каждый инструмент серьезно упакован, для того чтобы не повредился в багаже при перелете. Этот багаж нужно получить, довезти до трансферной машины, загрузить в нее, дальше ехать на площадку (а не в гостиницу, как может ехать, например, вокалист), там все инструменты нужно распаковать, расставить, подготовить к саундчеку, выкинуть упаковку. И все это делаем мы сами. Если едет установка, ее нужно полностью собрать. Все это занимает полтора-два часа, если не больше. И хорошо, если перед саундчеком мы успеваем поесть то, что организаторы поставили в гримерке согласно нашему бытовому райдеру.

Только после этого мы отправляемся в гостиницу, там можем принять душ и уже мчаться обратно на площадку в трансферном микроавтобусе. Никаких тебе экскурсий. Не во всех городах даже есть машины с кондиционерами, поэтому иногда нам бы просто подышать, какие уж тут виды города! 

Фото: Пресс-служба

А нельзя нанять кого-то для подготовки инструментов?

И возить его с собой? То есть, это удорожание переезда и проживания для организатора, не все на это пойдут. Кроме того, чем это поможет? Человек будет гладить 11 костюмов подряд? Это время не сэкономит. Или один человек будет распаковывать-упаковывать 20 инструментов? Это совершенно нелогично. Тем более, что корсеты, например, крайне сложно упаковать в одиночку, нужен помощник. В общем, поверьте, мы за 11 лет перепробовали много вариантов, и проще делать эти вещи самим. 

Вы упомянули удорожание. Вас ведь вообще много, инструменты в багаже при перелете – это наверняка, перевес… Можем поговорить про деньги? Сейчас это модно вообще. 

Давайте. Что вас интересует? 

Дорого содержать такой большой музыкальный коллектив? 

Дорого. В основном составе 11 барабанщиков, в офисе четыре человека; у нас 80 инструментов, за которыми нужно ухаживать и их тоже обслуживать; есть траты на площади, на сервисы, перевозку, упаковочные материалы, оборудование и так далее. Это дорого. Совсем недавно мне вообще пришлось вывести состав музыкантов с контрактов и перевести на гонорар. Это было непросто, но так на данный момент оказывается эффективнее с финансовой точки зрения. 

Так сколько денег стоит содержание? 

О: То есть, вы прямо сумму хотите… Давайте так… не думаю, что всем вашим читателям интересно, сколько получает барабанщик. Я вам скажу в общем и целом, чтобы содержать музыкальный коллектив из 15-20 человек, из которых 11 — музыканты, это не менее 2 миллионов рублей в месяц. С учетом всех трат, не только зарплатных или гонорарных. Это минимум, на который вообще можно жить и хоть что-то делать. Но при этом, вы должны понимать, что у нас почти ничего не остается на развитие, на инвестиции в будущее, так сказать. Кроме того, вы на эти деньги не сможете нанять полноценный штат бэкофиса, чтобы на каждую функцию был свой человек. В итоге, у тебя каждый на вес золота, потому что он сразу тянет на себе несколько глобальных задач, которыми, например, у сольных вокалистов или небольших стандартных групп, занимается человека четыре. У нас этот функционал приходится закрывать одному. Это я про офис.

Фото: Пресс-служба

А барабаны вообще дорогие инструменты?

Один из самых дорогих, да. Один только малый барабан может стоить 200 000 рублей. Если он сделан на заказ, из комбинированных материалов, например, из титана, бронзы и красного дерева; и, например, 12-слойный, хотя стандартный малый обычно состоит из восьми слоев дерева. А профессиональная барабанная установка может доходить в цене до 500 000 долларов. Да, да, это действительно самый дорогой инструмент в профессиональной музыкальной группе. Вы не забывайте еще, что установка составная – в ней несколько десятков частей может быть, если мы говорим о педалях, стойках, тарелках и так далее. И в перевозке установка самая дорогая и сложная: тяжелая, много элементов для упаковки. Это не гитара, которую положил в кофр и вон он — твой инструмент… Для установки одних только жестких кофров может быть штук 10. И каждый стоит денег. Например, моя стоит около 350 000 рублей. Если считать кофры, то это еще тысяч 60, наверное. А так, цены профессиональных установок, как я уже сказал, могут доходить до 500 тысяч долларов. 

У вас вот концерт 16 октября в Крокус Сити Холл, это что, 90 минут вы будете… барабанить?

Ну, по большому счету, да (смеется). Но в такой формулировке это звучит, конечно, нелепо. И я слышу в этом как раз те самые стереотипы, которые мы пытаемся в советском человеке, так скажем, перемолоть, заменить на нормальное мировое восприятие барабанов как полноценного музыкального инструмента.

Именно в советском человеке? Что вы имеете ввиду? 

Советский союз внедрил в умы людей то, что я называю “пионерской зорькой”. Есть еще такая фраза у нас: “флаг тебе в руки, барабан на шею”, она тоже оттуда, и смысл в ней совсем не музыкальный. Благодаря пионерии барабан у нас ассоциируется исключительно с пацаном в шортиках, и никакой музыкой тут не пахнет. Между тем, на западе очень серьезно относятся к ударным инструментам вообще, и к барабану в частности: это бешеная энергия и высочайший профессионализм. Барабанщик — это фундамент и сердце любой музыкальной группы, без него не будет ни ритма, ни темпа, ни усиления басов, ни стройности звучания, ни декорации звуков в аранжировке, — ничего не будет.

Покажите мне хоть одну группу, которая играет без барабанов. Я не говорю про скрипичные трио или виолончельные дуэты – это отдельный оригинальный жанр и, в основном, классическая музыка. Я говорю о том, что мы с вами слышим на радио круглые сутки. Барабаны — это очень серьезные инструменты. А для наших людей зачастую сюрпризом является даже то, что на барабанах играют вообще-то тоже по нотам. Есть своя партитура. 

Фото: Пресс-служба

Так вот, в мире существует отдельный формат, называется drumline, который является чуть ли не основным для азиатской музыки и очень уважается на Западе. Drumline батлы проводятся на стадионах и собирают десятки тысяч зрителей, у которых не возникает вопросов, что будет происходить в следующие 90 минут. Друг против друга выходят барабанные коллективы, в которых по 30, а иногда и по 40-50 человек. То есть, в общей сложности иногда до сотни! И каждый из них – с барабаном. И больше никаких инструментов. Зрелище невообразимое. Стадион орет, как на футболе, в судьях — известные всему миру музыканты. Люди заряжаются на год вперед на таких батлах. А мы все продолжаем считать, что барабан — это агитка… Мне, как барабанщику, искренне обидно, и мы свои шоу делаем именно для того, чтобы зритель увидел, что в жизни, в музыке возможно нечто большее, чем голосистые девочки или всем надоевшие стареющие мальчики…

Давайте вернемся к вашему шоу. Какие сюрпризы готовите? 

В первую очередь это шоу. Мы очень много внимания уделяем визуальной составляющей, спецэффектам, игре света. Делаем всё для того, чтобы зритель получал максимально яркие эмоции. Но главное — чтобы он увидел то, чего еще не видел, это вообще наша основная цель. Потому что мы видим, что традиционные концерты уже давно всем приелись, и каждый артист сейчас выкладывается на полную, чтобы сделать именно шоу, а не просто стоять на сцене и петь или встать по местам и играть. Мы же в свое время просто решили стать барабанным Дю Солеем, если так можно выразиться. У нас и акробатика, и хореография, и свет, и огонь, вода, снег, лёд, интерактивные номера, уникальные инструменты. Все на свете. У нас, например, есть даже шестирукий барабанщик.

Это как?

Приходите, увидите! Нам из Европы люди пишут, что такого в мире больше нет, приезжают на наши выступления из других стран. Не только простые зрители, но и профессиональные музыканты: чтобы посмотреть, понять, что мы делаем и как. 

Вы секретов не выдаете… 

Нет, конечно. Это же наша уникальность, если мы расскажем всем все, то все начнут повторять и нам придется изобретать что-то новое. Мы и так изобретаем, у нас уже пять концертных программ, но зачем нам бороться с плагиатом? Это не имеет смысла. У нас уже достаточно наворовались…

Кто и что украл? 

Я не буду называть имена… Ну, например, мы работали с одной мега-звездой, специально делали номер, аранжировку, шоу-элементы, реквизит, продумывали костюмы. Выступили. Все классно. А теперь он катается с нашим номером без нас: все засняли, сделали точно так же, повторили абсолютно все, вплоть до цветов, поставили других барабанщиков, более дешевых и менее профессиональных. Это, к сожалению, стандартная ситуация в нашей стране. 

Ну хоть заплатили? 

Заплатили. За выступление заплатили. Номер не выкупали. Просто содрали. Это как минимум обидно, как максимум – это наша недополученная прибыль. Поэтому теперь мы стараемся в каждый свой номер добавлять какие-то сверхпрофессиональные элементы, чтобы без нас их повторить просто не смогли. чтобы для тех, кто хочет обойтись без Vasiliev Groove дальше, было накладно и долго искать других профессионалов, а непрофессионалы просто не смогли бы нас повторить. И теперь зовут уже сразу нас, потому что мы точно сыграем, а другие — не факт. Да, приходится защищаться таким образом.

Фото: Пресс-служба

Артисты часто не готовы раскрывать имен своих, так скажем, обидчиков. Почему так? Пусть бы другие знали, нет?

Нет. Музыкальное коммьюнити и так все знает про кого надо. А выносить мусор из музыкальной избы в публичное поле, чтобы потом схватить иск по обвинению в клевете, это никому не нужно. А иск ведь будет, и потом эта морока с предоставлением доказательств, тратить на это время и деньги, – зачем? Мы лучше будем заниматься дальше постановкой шоу, разработкой новых номеров, в общем, музыкой — тем, для чего мы, так сказать, в этот мир вообще пришли. А все остальное жизнь сама расставит по местам.

Сколько стоит и как вообще проходит постановка барабанного шоу? 

Стоит дорого, проходит долго. Mirrors мы готовили больше двух лет. При том, что были уже не новичками, и это наша пятая шоу-программа. Но хотелось сделать бомбу в самом лучшем смысле этого слова. То, чего не делал никто. В итоге у нас только декораций почти три тонны, из которых главная зеркальная весит 750 килограммов. Одна из задач заключалась в том, чтобы как раз показать людям всю музыкальную мощь ударных инструментов, особенно, в сочетании со спецэффектами, например, с настоящим огнем, с водой, снегом и так далее. В общем, мы сделали все для того, чтобы зрители нас точно не забыли. 

За те два года, что мы его готовили, было потрачено около 6 миллионов рублей. Это и костюмы — мы заказывали модельеру разработку специальной одежды, чтобы она не протиралась от корсетов, на которые крепятся барабаны, и чтобы не мешала скакать, можно было быстро переодеваться, и при этом была бы такой стильной, что ее можно носить и в повседневной жизни. Это декорации — там очень сложная конструкция из зеркал с подсветкой: инженерка, тестирование, сборка, хранение и так далее. 

Плюс, там очень много смежных расходов, без которых не обойтись: это и аренда помещений, в которых мы репетировали, и постановка номеров с приглашенными танцевальными коллективами, и закупка немузыкального инструментария, из который мы используем, как музыкальный и для усиления элементов шоу: например, болгарки, нефтяные бочки и даже канцовары, на которых мы тоже играем. В общем, я считаю, что мы еще малой кровью отделались, все могло бы обойтись намного дороже. Просто получалось так, что люди шли нам навстречу, снижали цену, потому что им нравились наши идеи, они считали, что такого не было, и что из нашей задумки выйдет действительно что-то уникальное и нужное людям. 

Мы увидели в отзывах ваших поклонников, что Vasiliev Groove — это коллектив, который вызывает зависимость… Вам кто-то говорил подобное? 

Нам много чего говорили. Например, нам написала женщина, от которой муж ушел и она с 4-мя детьми одна осталась. Она рассказала,, что была на грани отчаяния, и друзья подарили ей билет на наш концерт, она сходила, и потом написала нам: “парни, после вас снова хочется жить. И я теперь знаю, что делать со своими проблемами, я все их решу”. Вот так… А мы ведь когда делаем свою музыку, даже не думаем, о том, что она кого-то “научит” решать проблемы. А оказалось, мы раскрыли в женщине ее какой-то внутренний потенциал, энергии дали, и она захотела жить и, главное — поняла как!

А еще был случай, после которого мы долго не могли в себя прийти. Не помню, в каком городе, за кулисы пришла мама с мальчиком с ДЦП. Парню лет 14. Пришли они, увидели нас, и женщина заплакала. Стоит и плачет. Мы ее еле успокоили, ничего не понимаем. А потом она говорит, что они второй раз на нас пришли, в прошлый раз, когда мы приезжали, ее сын в инвалидном кресле был. А после концерта на следующее утро — встал… И теперь вот, сам пришел, пусть и с трудом. Никто такого никогда не ожидает, наверное. Ты просто делаешь музыку… А она кому-то помогает жить и выжить. Вот так-то… 

И такие случаи заставляют нас двигаться дальше, мы понимаем, что наше творчество людям нужно. И если мы помогаем людям не останавливаться, то какое право мы сами имеем остановиться? Мы должны делать эту музыку. Хотя бы потому, что мы в таком масштабе и в таком качестве – единственные, кто делает в стране подобные шоу. И да, на нас ходят по многу раз. И это уже, в свою очередь помогает нам, заставляет уже нас хотеть жить. 

“Музыка — универсальный язык человечества”, говорил американский поэт Генри Лонгфелло еще в ХІХ веке. Этот язык объединяет, дает энергию жизнь, и мы считаем, что шоу MIRRORS от Vasiliev Groove действительно дает людям силу, энергию, эмоции и неповторимые впечатления. Это шоу для тех, кто ценит качественное зрелище, устал от засилья попсы и мелькания одних и тех же лиц на российских сценах. Этот эксклюзивный формат имеет все шансы на мировую экспансию, и наши парни составляют более чем достойную конкуренцию раскрученным японским барабанщикам. 

16 октября, Crocus City Hall – шоу MIRRORS от Vasiliev Groove. 

комментарии

Ответить:

ИЛИ ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ

Гость
ааатличные парни! видел их несколько раз, но потом забылись. спасибо что, напомнили. не знал про концерт.. пойду
гость
7ооооооооооооо
1