партнеры
Среда
2 декабря
Лента новостей
Политика

Россия и Германия нужны друг другу

прочитано 10624 раза
В интервью корреспонденту НТВ Владимиру Кондратьеву для документального фильма "Стена" в связи с годовщиной разрушения Берлинской стены премьер-министр России Владимир Путин рассказал о своем отношении к событиям двадцатилетней давности и взаимном интересе России и Германии. Глава правительства напомнил, что приехал на работу в ГДР в разгар перестройки в СССР. "Был явный диссонанс между тем, что происходило тогда в Советском Союзе, и тем, что я видел в ГДР. Этот диссонанс заключался в том, что люди жили так, как будто ничего не происходит", - сказал Путин, который работал в ГДР в 1985-1990 годах. Премьер отметил, что, хотя работал в Дрездене, в Берлине бывал очень часто. "Когда я впервые увидел это все, то, конечно, стена произвела на меня впечатление. Какое впечатление? Неестественности и нереальности того, что я увидел", - рассказал Путин. По его словам, история человечества знает много различных заградительных и разделительных линий и сооружений, из которых одно из самых известных - Великая Китайская стена. "Но почему она стоит уже сотни лет? Потому что она защищала народ, а Берлинская стена разъединяла его. В этом, конечно, была ее неестественность. Для меня было ясно, что в современном мире народ невозможно удержать, и удержанным он быть не может", - сказал премьер.

Pазделение народа бесперспективно. На мой взгляд, было ясно с самого начала, что этого нельзя делать

Путин отметил, что советская дипломатия не ставила перед собой задачи разделения Германии, а бесперспективность разделения Германии была ясна с самого начала. "Более того, она исходила из того, что Германия будет единым государством, правда, демилитаризованным и демократическим. Кстати говоря, в Австрии это и произошло. Но наши союзники тогда предпочли сначала объявить о создании ФРГ, а потом начались те процессы, которые привели к разделу", - сказал он, добавив, что "Германия и немецкий народ очень долгое время были заложниками борьбы двух сверхдержав и оккупационных сил как на Западе, так и на Востоке. "Германия стала в известном смысле разменной картой в борьбе между этими державами. Но разделение народа бесперспективно. На мой взгляд, было ясно с самого начала, что этого нельзя делать", - заявил Путин. Путин признался, что у него возникло чувство тревоги за немцев. По его словам, внешне все было жестко, управляемо, но в то же время было понятно, что внутри общества назревают очень серьезные процессы, зреют перемены. "А тогдашнее руководство ГДР противилось всяким переменам. Я не говорю, что нужно было делать все то же самое, что происходило в Советском Союзе, но уже какие-то процессы шли изнутри, и эти перемены были востребованы. Но не было вообще ничего, никаких перемен. И это, конечно, вызывало тревогу и за саму страну, и за политические структуры, и за людей, которые - я хочу сказать сейчас одну очень важную вещь - искренне верили в то, что они делали", - сказал Путин. На вопрос, думал ли он во время падения стены, что это конец ГДР, премьер ответил: "Скорее да, чем нет". Главным плюсом разрушения Берлинской стены глава российского правительства считает доверие между Германией и Россией. "Мне кажется, в ходе этих процессов было сделано самое главное, самый главный плюс был достигнут. Он заключается в том, что возникло новое качество отношений между Россией и Германией. Возникло чувство доверия и благодарности", - отметил Путин. Он добавил, что это - "один из тех базовых камней в фундаменте наших отношений, на котором строится здание нашего взаимодействия сегодня". "Обратите внимание: что бы ни происходило внутри самой Федеративной Республики, какие бы серьезные процессы там не происходили, все-таки есть определенный межнациональный консенсус по развитию отношений с Россией", - сказал он. Глава правительства сказал, что первое "очень сильное эмоциональное и сущностное впечатление" на него произвели контакты с Гельмутом Колем в период, когда тот занимал пост канцлера ФРГ. "Я понял, что и в Европе, и в ФРГ есть люди, причем занимающие высшее положение в иерархической государственной лестнице, которые искренне и глубоко убеждены в том, что будущее Европы связано с хорошими отношениями с Россией, с развитием этих отношений. Он говорил об этом так убедительно, что я не только ему поверил, но и сам взглянул на эти процессы несколько по-другому", - признался Путин. По его словам, позитивно сложились отношения и со следующим канцлером ФРГ Герхардом Шредером, и с Ангелой Меркель, которая занимает этот пост сейчас. "У меня и с ней сложились замечательные отношения, очень хорошие - и личные, и деловые. О чем это говорит? О том, что заинтересованность в развитии отношений имеет глубокие корни. Есть понимание, что мы нужны друг другу, и это самое главное", - считает премьер-министр. Говоря о масштабном энергетическом проекте "Северный поток", Владимир Путин заявил, что не сомневается в том, что газопровод будет построен, а политическое давление противников проекта бессмысленно. "Я думаю, что будет, я даже уверен в этом", - сказал глава российского правительства, отвечая на вопрос, будет ли газопровод сооружен в срок. При этом Путин отметил, что "Северный поток" обеспечивает конкурентоспособность экономики Германии и России. "Если мы будем давать относительно дешевый по рынку газ, - потому что трубный газ всегда дешевле чем сжиженный, - то это создаст устойчивую ситуацию конкурентоспособности экономики Германии. Кто же откажется от этого? Никто никогда не откажется. И правильно. Надеюсь, что этого не произойдет", - сказал премьер. Полный текст интервью Владимира Путина размещен на сайте Правительства Российской Федерации

комментарии

Ответить: