партнеры
Воскресенье
29 ноября
Лента новостей
Культура

Темное прошлое русской эстрады

прочитано 25090 раз
Дни.Ру решили выяснить, какой ценой достается слава поборникам хорошей музыки, и вспомнили русских классических и альтернативных музыкантов, ставших популярными лишь благодаря поп-сцене. Колумбийский певец Хуанес (Juanes), недавно посетивший Москву с концертом, 14 ноября увез с церемонии Latino Grammy Awards пять статуэток. Такую удачу ему принес альбом La Vida Es... Un Ratico и конкретно песня Me Enamora. Артист победил во всех заявленных номинациях, включая топовые "Лучшая песня года", "Лучшая запись года" и "Лучший альбом года". Теперь Хуанес считается рекордсменом по числу Latino Grammy - 17 "граммофончиков" не было еще ни у одной звезды латино. Помимо этих наград у 36-летнего исполнителя есть еще более 20-ти престижных музыкальных наград, и все они – за популярную плаксивую музыку. И мало кто сейчас вспомнит, что на заре своей карьеры колумбийский сердцеед рвал струны электрогитары в созданном им хард-рок-коллективе Eckymosis и пел агрессивные песни на социальные и политические темы. За 10 лет такой деятельности Хуанес записал пять альбомов, но за пределы родной Колумбии так и не выбрался. Следующие десять лет он потратил на сладкоголосую романтику. Результат - мировая слава и рекордное количество наград.

Мечты сбываются

Полгода назад Лариса Александровна Долина спела с джазовым музыкантом Джорджем Дюком, а сейчас гастролирует по России с классическим репертуаром. А несколько лет назад обладательницу одного из самых сильных голосов России слушатели узнали по клипу, где кудрявая блондинка обнимала своего мужа-генерала.

ПО ТЕМЕ

Маргарита Суханкина: "Если бы мне кто-нибудь 20 лет назад сказал, что эти песенки будут востребованы и по сей день, я бы, конечно, ни за что не поверила"

За песней про погоду в доме, принесшей Ларисе Александровне всероссийскую известность, кроются многие годы работы в других жанрах. За 13 лет до этого, в 1984 году Долина пела одну из главных партий в кантате "История Доктора Фауста" Альфреда Шнитке. Чуть позже, в 1990-м, она совместно с Валерием Леонтьевым сыграла в рок-опере "Джордано". И какое-то время даже распевала джазовые композиции на ринге. Сейчас у Ларисы Александровны настолько плотный график работы (она сотрудничает с композитором Игорем Бутманом), что никто и не вспоминает про "Рождественские встречи". Это отличный пример ситуации, в которой желание делать настоящую музыку победило коммерческие условности.

Диалог с арт-роком

Одним из участников шоу Долиной "Погода в доме" был Валерий Меладзе. В последние годы представить его без трех пышногрудых красоток ВИА ГРА или вне участия (или судейства) в телевизионных шоу невозможно. Между тем в 1989 году, чудом избежав карьеры корабельного строителя, он стал вокалистом группы "Апрель", клавишником которой был его брат Константин. Случайно обоих братьев заметил один из организаторов коллектива "Диалог", и оба Меладзе три года исполняли музыку в стиле арт-рок. Голос Валерия сравнивали с вокальными партиями Yes. А в мировой музыкальной культуре в этом жанре прославились такие исполнители, как британцы Art Brut, Razorlight и ныне суперпопулярные Babyshambles. Любопытно было бы узнать, какое направление приняла бы русская музсцена, не запиши Валерий песни о цыганке Сэре в 1993-м.

Старая школа

Среди русских эстрадных исполнителей с оперным прошлым помимо Долиной нелишним было бы вспомнить и Маргариту Суханкину, "золотой голос" группы Литягина "Мираж". "Музыка нас связала", объединившая весь СССР в 1987-м, недавно вернулась на круги популярности даже без приставки "ретро". Сегодня песня подходит под жанр так называемого oldschool trash (досл. "мусор старой школы") и воспринимается молодежью в контексте истории как пример одной из самых первых диско-композиций в генезисе русской музыки. А ведь с 12 лет и до 1984 года Суханкина была солисткой Большого детского хора Всесоюзного радио и Центрального телевидения и пела партии Ольги в опере "Евгений Онегин", Лауры в "Каменном госте", Флоры в "Травиате" Верди и многих других.

Сергей Жуков: "Я не жалею, что прославился благодаря "Руки вверх", а не своему техно-коллективу, потому что "Руки" хорошо доработанный проект"

Маргарита Анатольевна рассказала Дням.Ру, как это было в то время: "Андрей Литягин – это мой близкий друг. Он не профессиональный музыкант, но все время что-то выдумывал, искал. Однажды он ко мне пришел и сказал: "Рита, ты же поешь профессионально, помоги записать песни!" Я тогда училась уже в консерватории и мне было несложно ему помочь, мы записали кое-что. Потом пришла Наташа Гулькина, но она пела недолго, годика два примерно, поэтому Андрей пришел ко мне опять и сказал: "Твой голос узнают, "Мираж" запомнился именно из-за него", и попросил спеть. Тогда на сцену выходили певицы вроде Тани Овсиенко – они только открывали рот, а песни звучали мои. Если бы мне кто-нибудь 20 лет назад сказал, что эти песенки будут востребованы и по сей день, я бы, конечно, ни за что не поверила. Тем более не поверила бы, что мне придется с ними выходить на сцену, голос-то был мой, но я сама себя не представляла в роли эстрадной певицы. Я вся тогда была в классической музыке и не помышляла о том, чтобы прославиться благодаря эстраде – мне казалось, что это все несерьезно. В то время когда я для Литягина записывала "Музыка нас связала" и "Я снова вижу тебя", было очень сложно пробиться с классическим репертуаром. Потому что импресарио, или, как сейчас говорят, продюсеры, не рисковали браться за такие проекты. Тем более что классическое искусство элитарное, оно предназначено для людей, которые понимают – или делают вид, что понимают - такое серьезное творчество. Конечно, можно было прославиться и как оперный исполнитель – хороший пример тому Муслим Магомаев (все-таки как рано он ушел из жизни). Но на это требовалось много больше времени, сил и терпения. Сейчас мы не прекращаем работу, и на концертах я часто исполняю "Адажио" – это небольшая классическая композиция, и зрители часто просят меня: "Спойте еще что-нибудь в этом духе!" И я подумываю над тем, чтобы сделать какой-нибудь проект как раз в области академического искусства – правда, не знаю, когда, потому что все время отнимают гастроли".

Без сожаления

Сергей Жуков и Алексей Потехин прежде чем одарить миллионы девочек незатейной песенкой про студента и тоску по "крошке", были увлечены совершенно другой музыкой. Их "Дядюшка Рэй и компания" в 1993 году представлял собой экспериментальный коллектив, чья музыка сочетала в себе элементы модного за рубежом стиля евродэнс и техно. Звучание группы было настолько необычным и по тем временам качественным, что в 1994-м на рэп-фестивале в Москве "Дядюшка Рэй и компания" выиграл первый приз. Правда, денег это приносило немного, и потому, просуществовав еще два года, проект закрылся, став поп-группой "Руки вверх!", которую, впрочем, не далее как два года назад постигла та же участь.

Найк Борзов: "Я всегда писал романтические песни, - раньше, чем начал писать матершинные"

Сергей Жуков в интервью Дням.Ру прокомментировал ситуацию следующим образом: "Я в то время был фанатом группы 2unlimited, и в ней был солист, его звали Рэй Слиджнгард. Я был на него похож - лысый и с чубчиком. Так "Дядюшка Рэй и компания" и родился. Это было техно. На хип-хоп-фестивале нас отметили почему-то – понравилась больше наша музыка, чем рэповая. В то время стиль техно только зарождался, но в России никто техно не делал. Поэтому так и получилось: проект перерос в "Руки вверх!" Все это начиналось в Самаре, потом продолжилось в Тольятти, а когда мы уже все, что могли в этих городах, собой заполонили, надо было идти дальше куда-то. Сейчас я, образно говоря, уже сделал альтернативный музыкальный проект – буквально через две недели появится "Опиум Project". В наше время всего до безобразия много, но не хватает качественной танцевальной музыки – это все отмечают, знают и понимают. Поэтому я решил как человек, всю жизнь занимающийся танцевальной музыкой, восполнить этот пробел. Проект полностью делали на западе – западными диджеями и музыкантами, а песни будут настоящими русскими – которые запоминаются сразу, становятся хитовыми. Конечно, я не жалею, что прославился благодаря группе "Руки вверх", а не своему техно-коллективу, потому что "Руки" - хорошо доработанный проект. Не могу сравнить его ни с какими западными коллективами".

Три слова об инфекции

Исполнитель песни про три матерных слова и маленькую лошадку, везущую кокаин, Найк Борзов тоже начинал не с прилизанных (хоть и спетых голосом умирающего джанки) мелодий для радийных ротаций. Например, в начале 90-х он принадлежал одному роковому андеграундному коллективу, название которого нельзя озвучить, и потому мы приводим только аббревиатуру. Группа "ХЗ" играет в стиле блюз, рок, кантри и даже вальс и существует до сих пор, однако по цензурным соображениям невозможно назвать ни одного альбома. Вероятно, этим объясняется и небольшая популярность коллектива в медиа. Потому нетрудно понять, и откуда растут ноги у песни "Три слова". Правда, сим музыкальная деятельность Найка не ограничивается, поэтому недавно он решил заняться возрождением группы "Инфекция", созданной им самим 23 года назад. "В этом году мы записали новый альбом, - рассказал Найк Дням.Ру. - Не знаю, как революционным, но он будет таким, каких еще не было на этой земле. На самом деле основная моя тема была - это мои песни, которые я пишу в сольных альбомах, где не ругаюсь матом, а пишу какие-то образные, иногда сюрреалистические больше вещи. А такие группы, как "Х. забей", "Инфекция", для меня всегда это был какой-то такой оттяг, защитная реакция на современную ситуацию. Для меня это не было никогда серьезным, и я не думал, что буду этим заниматься всю свою жизнь. У меня нет такой проблемы - что я пел панк какой-то матершинный, и меня никто не понимал, и я вдруг начал петь попсовые песни. Я всегда писал романтические песни - раньше, чем начал писать матершинные. Мне нравился радикализм, то, как это воспринимают люди, как их от этого немножечко коробит, как их от этого выворачивает наружу. Основная лирика, она пришла позже. Не было ощущения, что я проснулся в одно утро знаменитым. Все было плавно, я понимал, что это будет, но ничего для этого не делал. У меня не было стремления к популяризации того, что я делаю".

комментарии

Ответить: