партнеры
Вторник 30 мая
Лента новостей
партнеры
Политика

Эрдоган пошел на пожизненное

Реджеп Эрдоган. Фото: GLOBAL LOOK press/Depo Photos
Реджеп Эрдоган сделал еще один шаг на пути к своей мечте – возрождению Османской империи. На референдуме больше половины граждан Турции поддержали реформу конституции и переход страны к президентской форме правления. Глава государства с султанскими полномочиями получит возможность править до 2030 года, а может быть, и дольше.
прочитано 1939 раз

Евросоюз в шоке. Нежную европейскую душу травмировал жестокий Эрдоган. Брюссель так внимательно относился все эти годы к Турции, готовя ее к вступлению в дружную семью ЕС – и тут такой удар под дых. Турецкий лидер превращает страну в президентскую республику – более того, намерен вернуть смертную казнь!

ПО ТЕМЕ

После такого, конечно, полноправное членство Турции в ЕС "не может быть предметом переговоров", заявили в Германии. Другие высказались жестче: дверь в Европейский союз для Анкары закрыта – и точка.

Хотя и Эрдогана жалко. Он, наивный, так ждал, что его страна, наконец, Европой станет. В 1963 году соглашение об ассоциации подписали, в 1987-м заявку на членство в ЕС подали, с 2005 года переговоры идут. Вот-вот должно было получиться – и тут Брюссель обиделся.

Впрочем, сам-то Эрдоган не особо расстроился. Он давно уже ведет с Европой игру в расчете на то, что у Брюсселя сдадут нервы. Недавно вот по вопросу беженцев торговался, немного денежек за них с европейцев стряс. Теперь вот заявил, что интеграции республики в Евросоюз мешает прежде всего религиозный фактор. "Вы знаете, почему Турция не может вступить в ЕС уже 54 года? Причина совершенно понятна: ЕС – это союз крестоносцев", – сказал турецкий президент. И тут нервы у чиновников в ЕС сдали окончательно.

Прошедший в Турции референдум и намечающиеся реформы – логическое завершение курса, который проводил Эрдоган как на посту премьера, так и на посту президента. Амбиции политика были видны невооруженным глазом – да он их не особенно и скрывал. Последовательное выдавливание из активной жизни более-менее влиятельных генералов и офицеров постепенно свело на нет роль армии, которая в светской Турции исполняла роль гаранта неизменности направления, заданного стране Ататюрком.

Фото: GLOBAL LOOK press/Depo Photos

С генералами, как и с оппозиционными СМИ, расправлялись не сразу, в несколько заходов. Кульминацией стала операция "государственный переворот" в июле 2016 года – тут остатки недовольных режимом сами собрались в кучку, чтобы Эрдогану было удобнее их всех передать в руки "правосудия". Последнее слово в кавычках, так как судьи и сами попали под раздачу (чтоб неповадно было бунтовщиков оправдывать), удержались лишь самые лояльные.

А дальше осталось только поставить крест на идеалах республики Ататюрка, сосредоточив всю власть в одних руках. Поправки в конституцию наделяют президента статусом верховного главнокомандующего, отдают ему контроль над ключевыми постами в вооруженных силах, право формировать правительство и распускать парламент. А пост премьер-министра будет ликвидирован. Проще говоря, Турция превращается в султанат во главе с султаном Эрдоганом, наделенным неограниченной полнотой власти.

Аналитики отмечают, что военные путчи, как средство удержания Турции на нужном курсе, режиссировались Вашингтоном. Так что желание нынешнего турецкого руководства избавиться от контроля армии – еще и попытка стряхнуть с себя контролирующий "поводок" США. Но как в таком случае быть с членством Анкары в НАТО, накладывающем союзнические обязательства?

Фото: GLOBAL LOOK press/Tolga Akmen

Турция – одно из пяти государств-членов альянса (наравне с Бельгией, Германией, Италией и Нидерландами), которые имеют на своей территории ядерные боеприпасы НАТО. Семьдесят тактических ядерных бомб США типа B61-12 складированы на базе ВВС Турции Инджирлик. Как известно, от 10 до 20 бомб предназначены для использования турецкими военно-воздушными силами. Оставшиеся пятьдесят бомб выделены в распоряжение ВВС США, однако Анкара отказала Вашингтону в базировании самолетов-носителей ядерного оружия. Причина – нежелание турецкого руководства полностью подчинять базу командованию НАТО. Примечательно, что это единичный случай в практике альянса.

Впрочем, нетипично для страны-члена НАТО и все поведение Анкары. Она самостоятельно развивает военные связи с Россией и Китаем, имеет собственное мнение по поводу ядерной программы Ирана. И вообще, ведет внутри альянса собственную игру, пытаясь решить больную для нее проблему Кипра. Тем не менее на итоги турецкого референдума в руководстве НАТО отреагировали сдержанно, заявив, что это внутреннее дело Турции.

Сроки правления президента новая конституция страны не изменит: так же, как и раньше, пост можно будет занимать два срока по пять лет. Но, поскольку основной закон страны будет обновлен, для Эрдогана отсчет пойдет с нуля: то есть, если он победит на очередных выборах 2019 года, то останется у власти до 2029 года. Хотя, при таких полномочиях за это время много чего можно подкорректировать в свою пользу. Либо в пользу подготовленного заранее преемника.

Фото: GLOBAL LOOK press/Depo Photos

Внутри страны ожидается дальнейшее "закручивание гаек", наступление на свободу слова, расправы с оппозицией. В то же время, подчеркивают эксперты, укрепление Эрдогана означает дальнейшее ослабление турецкой армии, которая в свое время считалась самой сильной в Европе. О причинах сказано выше: многие генералы и офицеры арестованы, другие – под подозрением, еще и в выборах военным запретили участвовать.

На референдуме за реформу проголосовали чуть более половины избирателей – 51%. Но есть и другая половина, которой все происходящее вовсе не нравится. То есть инициативы будущего "султана" раскололи общество надвое.

Фото: GLOBAL LOOK press/Depo Photos

Соседям Турции – в том числе и России – внутренние проблемы, в которых увязнет Эрдоган, могут быть наруку. Непредсказуемому и экспансивному политику просто некогда будет замахиваться на крупные внешнеполитические авантюры. Следует учитывать и реакцию Евросоюза, который фактически поставил-таки точку в вопросе "турецкой евроинтеграции". В такой ситуации, по мнению некоторых аналитиков, Анкара в поисках партнеров может двинуться к ближайшей (и единственной открытой на данный момент) двери – в ЕврАзЭС.